Встреча Дмитрия Медведева с руководителем Федеральной антимонопольной службы Игорем Артемьевым

Из стенограммы:

Д.Медведев: Игорь Юрьевич, давайте поговорим о том, как ваше ведомство занимается вопросами регулирования тарифов в жилищно-коммунальной сфере, то есть в сфере, которая наиболее чувствительна для абсолютного большинства наших граждан. Антимонопольное ведомство наделено компетенцией следить за исполнением решений в этой сфере. Знаю, что вы этим занимаетесь, ведёте мониторинг, в ряде случаев принимаете решения по исправлению ситуации. Как она выглядит с момента утверждения тарифов, действующих в настоящий момент?

И.Артемьев: Спасибо большое за возможность встречи, уважаемый Дмитрий Анатольевич. После того как по Вашему поручению были подготовлены, а затем и приняты федеральные законы, которые устраняли лазейки законодательства 1990-х годов, позволявшие регионам, органам местного самоуправления бесконтрольно повышать тарифы выше предельных значений, установленных Правительством Российской Федерации, – мы выявили около ста случаев таких попыток, то есть уже после того как эти законодательные акты вступили в силу. Мы их пресекли, и миллионы российских граждан не получили повышения тарифов уже в этом году только потому, что было принято новое законодательство. Сегодня в отдельных случаях, когда, например, действительно существуют определённые водопроводные станции ниже должного технико-экономического уровня, повышать можно, но только с разрешения Правительства и ФАС. Мы будем готовить соответствующие материалы и перед Вами за это отвечать. Поэтому вакханалия 1990-х и 2000-х годов – а только в прошлом году таких превышений было более 800 – прекращена. Кроме того, сейчас будут устанавливаться долгосрочные тарифы – на срок 5–10–15 лет. Нет никакого смысла каждый год устанавливать новые 43 тыс. тарифов, что мы делаем с региональными комиссиями. Установив один раз, по принципу «инфляция минус», как утверждено Правительством Российской Федерации, мы будем не повышать, а снижать. В подавляющем большинстве, в 90% случаев эти тарифы будут снижаться.

Д.Медведев: Это очень важная задача. Просил бы и дальше обеспечивать её исполнение, поскольку, как Вы справедливо сказали, если бы это законодательство не действовало, то тарифы полезли бы вверх. Может быть, люди этого и не чувствуют, но важно, что это законодательство стоит на страже их интересов.

Что ещё у вас нового?

И.Артемьев: Дмитрий Анатольевич, в четверг на заседании Правительства должны рассматриваться поправки в Гражданский кодекс, в статью 1360, которая связана с лекарственным обеспечением. Были случаи в последние годы – мы на них обратили внимание, также были и Ваши поручения по этому поводу, – когда крупные транснациональные корпорации, иностранные корпорации отказывались поставлять жизненно важные лекарства в Российскую Федерацию.

Д.Медведев: Какие, например?

И.Артемьев: Это прежде всего касается лечения тяжёлых заболеваний у детей. Я знаю, что в последние месяцы Вам пришлось лично заниматься целым рядом вопросов, связанных с поставкой лекарств. В мире существует такая практика, и мы это сделали – соответствующие поправки в Гражданский кодекс. Суть их такова. Если иностранная фирма, обладающая патентом (то есть только она имеет право производить это лекарство), будет завышать, устанавливать монопольно высокие цены либо прямо откажется поставлять лекарства, необходимые для граждан Российской Федерации, то Правительство в соответствии с Парижской конвенцией и правилами ТРИПС ВТО сможет выдать соответствующее разрешение российской научной лаборатории на синтез этого лекарства и мы будем производить его сами. Да, мы заплатим от имени Российской Федерации справедливую цену, так называемые роялти, патентообладателю и будем делать это для российских граждан, невзирая ни на какие препоны. Для этого эти поправки в четверг должны быть поддержаны Правительством. Я знаю Вашу позицию и надеюсь, что этот законопроект будет поддержан. И конечно, мы будем работать с депутатами Государственной Думы и членами Совета Федерации, чтобы как можно быстрее ввести его в действие.

Д.Медведев: Это важная гарантия – особенно в мире, где зачастую коммерческие интересы ставятся выше, чем вопросы охраны здоровья. Или в ситуации, когда, по сути, ведутся торговые войны и та или иная страна может отказаться от исполнения своих обязательств, или наложить мораторий на исполнение этих обязательств, или запретить, допустим, передачу лицензий, связанных с патентованием какого-либо лекарства, другой стороне, желая навредить или по каким-то другим причинам. В этом случае это действительно важная гарантия, основанная на Парижской конвенции об авторском праве, которая позволяет решать эту задачу, то есть, по сути, производить это лекарство без согласия патентообладателя, но с выплатой ему справедливого вознаграждения. Это действительно должно в случае необходимости применяться.

Надо только будет помимо законопроекта, который мы рассмотрим в четверг, подготовить предложения, если их пока нет, о том, кто будет контролировать такого рода ситуации, с тем чтобы если подобный конфликт происходил – сразу же шло поручение о том, чтобы начать производство препарата с уплатой вознаграждения в соответствии с международным правом.

<…>