Интервью Дмитрия Медведева Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании

В ходе визита на Кубу Председатель Правительства ответил на вопросы ведущего программы «Вести в субботу» Сергея Брилёва.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, Россия, как известно, закрыла на Кубе базу, открытую ещё в советские годы. Сейчас много разговоров, что на фоне обострения, может быть, опять её открыть. Я не знаю, какое решение обсуждается, не обсуждается, но если Правительству Российской Федерации нужно будет выделять на это деньги из бюджета, выделите?

Д.Медведев: Строго говоря, у нас в советские времена здесь не было базы.

С.Брилёв: Учебная бригада.

Д.Медведев: Была бригада. Знаете, мы с нашими кубинскими друзьями сейчас обсуждаем самые разные сценарии развития международных событий. Если говорить, допустим, о ситуации, которая сложилась в последнее время вокруг Кубы, то она очень и очень непростая. Мало того, что Куба и так 60 лет была, по сути, в блокаде и практически не получала никаких инвестиций, помимо той помощи и поддержки, которую оказывал Советский Союз, страны бывшего социалистического лагеря. По подсчётам экономистов, за эти годы сумма потерянных вложений Кубы составляет около триллиона долларов – с учётом опять же особого места Кубы и тех потенциальных возможностей, которые были. А сейчас ситуация ещё усложнилась, поскольку нынешняя администрация Соединённых Штатов Америки снова взяла очень жёсткий курс по отношению к Кубе, вводят санкции, и такие, и сякие, и персональные.

С.Брилёв: Вот, в частности, не допускают танкеры. И мне тоже кубинцы говорят: может, русские крейсеры будут сопровождать?

Д.Медведев: Я думаю, мы найдём другие способы помочь Кубе получать нефть и нефтепродукты. Мы сегодня, кстати, об этом разговаривали и договорились о том, что мы создадим, по сути, план работы по энергообеспечению Кубы, имея в виду и традиционные источники энергии – как раз углеводороды, и, может быть, какие-то другие возможности, которые существуют. А что нужно обсуждать, так это развитие экономических связей с Кубой. За последние годы они развиваются вполне успешно. Во-первых, у нас вырос товарооборот за последние годы, причём достаточно значительно. Где-то, может быть, процентов на 20–30. Это, конечно, не великие суммы, тем не менее это уже сотни миллионов долларов. Во-вторых, растут инвестиции. Только что мы подписали соглашение с кубинцами, согласно которому мы будем заниматься реконструкцией всей железнодорожной сети. Это практически тысяча километров.

С.Брилёв: Я бы добавил: ещё десятки тысяч рабочих мест в России.

Д.Медведев: Десятки тысяч рабочих мест и у нас, и на Кубе.

С.Брилёв: В начале недели в Питере был российско-латиноамериканский форум. Встал молодой парень: «Всё это, конечно, красиво с Кубой, но не закончится ли это всё опять, как в советские годы, из-за стратегической важности вместо торговли, инвестиций поставками?»

Д.Медведев: Безвозмездной помощью, безвозвратными поставками…

Интервью Дмитрия Медведева Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании

Всё изменилось в этом мире. Советского Союза больше нет, Куба меняется, ни о какой просто безвозвратной помощи, которую бы потом приходилось списывать, сейчас речи не идёт и идти не может. Все наши отношения сейчас вполне прагматичны. Хотя они носят дружеский характер и основаны на историческом прошлом, тем не менее это отношения современных государств. Это должно быть выгодно.

С.Брилёв: Тогда я тоже напомню нашим зрителям, что есть уникальное российско-кубинское соглашение. Мы списали кубинцам 90% долга, 10% долга они возвращают на очень выгодных для России условиях – в плане того, что есть целая отрасль кубинской экономики, куда они пускают только россиян без всяких тендеров. Но насколько аккуратно они рассчитываются по долгам?

Д.Медведев: Наши кубинские друзья рассчитываются по долгам. В отличие от того, что было некоторое время назад – допустим, ещё лет 20–30 назад, в советские времена, когда деньги в данном случае вообще никто не считал. Сейчас наши кубинские друзья платят. И даже в ходе моих бесед и переговоров с главой государства он несколько раз подчёркивал: если мы где-то что-то просрочили, не волнуйтесь, мы всё погасим.

С.Брилёв: Я к Америке всё-таки вернусь, мы так недалеко от неё. Как вообще в Москве высшее военно-политическое руководство смотрит на то, что вместо российского сюжета вдруг появился Зеленский?

Д.Медведев: Вы знаете, я, во всяком случае, могу сказать, что в настоящий момент точно не завидую господину Зеленскому, если брать отношения Украины с Соединёнными Штатами Америки. Потому что он попал между молотом Демократической партии и наковальней Республиканской партии.

С.Брилёв: Либо к тем, либо к другим, отсидеться не получится.

Д.Медведев: Если он продолжит расследование и если этим будет заниматься прокурор, о котором он сказал, что это мой человек, тогда на него, соответственно, обидятся демократы и будут говорить, что Украина вмешивается, как любят делать американцы, в американские выборы. Так вот, если он заблокирует это расследование, во-первых, это будет смотреться странно в силу публикаций. Во-вторых, естественно, на него обидится нынешняя администрация, администрация Трампа, которой он обещал содействие в прояснении тех или иных вопросов. Так что у него очень непростое положение.

С.Брилёв: Я прочёл занятную вещь в американской прессе – что для Трампа Зеленский станет его Моникой Левински.

Д.Медведев: Они злые ребята.

С.Брилёв: Как у Вас ощущения: действительно дело идёт к импичменту в Штатах?

Д.Медведев: Это их дело, откровенно говоря. Дело американской политической системы. Но то, что они, как сейчас принято говорить, зарубились не на шутку, это абсолютно точно, поскольку это для двух столпов политической системы Соединённых Штатов Америки реальная возможность перетянуть канат на свою сторону. Что из этого получится, я не знаю. В конце концов, у них система серьёзная, достаточно отбалансированная. Думаю, что ничего сверхкритического не произойдёт. Более того, американская система всё время показывала, что она вполне жизнеспособна, на протяжении этих веков. И она с исключительной жёсткостью проводила свои интересы по всему миру. За что, собственно, и получала соответствующие оценки. Так что, мне кажется, за их судьбу волноваться нам уж точно не стоит. У них всё будет нормально, но какой резонанс это получит в других странах и на той же самой Украине, поживём – увидим. Смотреть за этим любопытно.

С.Брилёв: Скажите честно, такие проблемы внутри США сейчас позволяют более активно действовать нам в Латинской Америке?

Интервью Дмитрия Медведева Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании

Д.Медведев: Вы знаете, мне кажется, американцы себя как вели, так и ведут. И дело не в каких-то их ошибках, просчётах или зачастую неверной такой очень, как бы сказать аккуратней, линии, непочтительной по отношению к своим соседям. Нет, просто мы хотели бы развивать отношения со всеми странами Латинской Америки, а Куба – это наш традиционный партнёр. Это действительно близкая нам страна, огромное количество кубинцев у нас училось, и мы просто неплохо знаем их страну.

С.Брилёв: Не чужой для нас флаг.

Д.Медведев: Да, этот флаг меня сопровождал всё детство. Потому что так или иначе приезжали кубинские пионеры, мы как-то общались.

С.Брилёв: К вам в Ленинград тоже приезжали?

Д.Медведев: Конечно, приезжали.

С.Брилёв: У них синие галстуки были.

Д.Медведев: Да, были синие галстуки. Плюс очень много было кубинских студентов, которые учились, – со мной на курсе не было, но вообще в университете того периода в Ленинграде они активно учились.

С.Брилёв: Мы видим, что Куба опять оказалась под санкциями. В частности, персональные санкции введены против Рауля Кастро. Вы же с ним встречались?

Д.Медведев: Да, я с ним встречался. Он настроен очень позитивно, он об этом говорит с усмешкой. Он говорит: это какие-то непонятные, детские решения. Он же человек очень мудрый и очень взрослый. Ему скоро будет 90 лет. Поэтому он на это смотрит абсолютно спокойно.

С.Брилёв: Вся его семья оказалась под санкциями…

Д.Медведев: Вы же понимаете, какие это настроения вызывает – не только у семьи Рауля Кастро, вообще в обществе. Если таким образом обходятся с одним из лидеров страны, с Первым секретарём ЦК Компартии Кубы, то как они относятся ко всем остальным людям? Стало быть, это общее отношение США к их стране, к людям. Это же влечёт ещё и экономические последствия. От этого страдает население, особенно если речь идёт, допустим, об эмбарго, о запретах поставки нефти, нефтепродуктов. Поэтому это явно не вызывает симпатий к Соединённым Штатам Америки со стороны кубинских граждан.

С.Брилёв: Вы с Раулем Кастро не обсуждали учебные бригады, новые военные базы? Поверьте, здесь столько разговоров в кулуарах про это.

Д.Медведев: Пусть говорят. Мы с ним говорили о сотрудничестве, вспоминали прошлое, как мы с ним первый раз встретились. Какой путь проделали наши отношения за эти годы. Я Вам скажу откровенно, ведь когда я с ним встретился, у нас всё такое вялое было, признаться честно. То есть у нас были хорошие отношения, но экономический оборот был слабенький, а инвестиций практически не было. И вот принятые тогда решения, которые развязали ситуацию с долгом, целый ряд решений, сделок, которые заключили крупные российские компании, привели к тому, что сейчас здесь наши машины снова, наши тепловозы, теперь железнодорожная тема в полный рост вырастает. Мы говорим о поставках самолётов и о ремонте тех, которые уже есть.

С.Брилёв: Металлургия, теплоэлектростанция?

Д.Медведев: Металлургия, теплоэлектростанция, альтернативная энергетика и сельское хозяйство.

Я с удивлением, например, обнаружил, что наши кубинские друзья покупают пшеницу, как мы в прежние, советские годы, в Канаде и во Франции. Но, я думаю, мы можем поставлять эту пшеницу на не менее приемлемых для кубинцев условиях и создать им прочную продовольственную безопасность. Ведь можно перекрыть поставки нефти, но, если США примут решение о запрете поставок или контроле за поставками продовольствия, это уже будут не шутки. И в этом смысле наши кубинские друзья эти предложения ценят.

С.Брилёв: Ещё в Советском Союзе стандартный учебник испанского языка включал текст о том, что «есть у меня друг в университете Гаваны». Кубинских студентов в России прибавилось. А вот тот ручеёк, река российских студентов, который был здесь, иссяк. Обсуждали вы эту тему, нет? Потому что хорошая, дружественная испаноязычная страна. Сам бог велел сюда приезжать.

Д.Медведев: Абсолютно согласен. Я, кстати, буду в университете Гаваны.

Интервью Дмитрия Медведева Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании

Университет прекрасный. Он был создан всего лишь на четыре года позже, чем Санкт-Петербургский университет. Но, действительно, без всяких шуток, считаю правильным, чтобы как можно большее количество наших студентов приезжали сюда на стажировку, на обучение. Это могут быть и студенты, и аспиранты, наверное. Конечно, лучше увеличивать количество посещений. Это просто нужно для того, чтобы был правильный испанский язык, Вы же сами это прекрасно понимаете. И именно здесь можно почерпнуть, во всяком случае – кубинский вариант испанского языка. Как я понимаю, он всё-таки отличается от материкового.

С.Брилёв: Сегодня были подписаны многочисленные соглашения. Тем не менее, Мигель Диас-Канель говорит, что собирается в Москву. Значит, что-то ещё будет подписано? Что-то ещё обсуждается?

Д.Медведев: Это рабочие встречи, и есть просто повод вообще приехать в Евразию. Будет одно из мероприятий в Баку проходить: Движение неприсоединения. Наши кубинские друзья в этом принимают участие.

С.Брилёв: Исторически, со времён Фиделя Кастро.

Д.Медведев: Исторически. Плюс есть ещё один повод приехать в нашу страну – 9 Мая следующего года.

С.Брилёв: Это следующий год, а сейчас?

Д.Медведев: Они приняли приглашение, разве это плохо? Скоро будет отмечаться 500-летие Гаваны, как известно, будет большая, представительная делегация из Российской Федерации. И по другой линии будет визит скоро, по линии Совета Безопасности, так что наши контакты продолжаются. Мы восстановили в полном объёме наши отношения с Республикой Куба.

С.Брилёв: В общем, явно ждём чего-то интересного в обозримом будущем.

Д.Медведев: Мы надеемся, что эти отношения будут укрепляться с каждым днём. Мы бы хотели этого.

С.Брилёв: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Спасибо.