Дмитрий Медведев принял участие в работе международного форума «Цифровая повестка в эпоху глобализации 2.0. Инновационная экосистема Евразии»

Целью форума является выработка совместных мер, которые позволят ускорить развитие цифровых экономик стран ЕАЭС, повышая их конкурентоспособность. Основная тема дискуссии – перспективы интеграции технопарков Евразии, создание совместных инновационных проектов, обмен опытом по вопросам продвижения и поддержки стартап-компаний и молодых специалистов в сфере IT.

Выступление Дмитрия Медведева на пленарной сессии форума:

Международный форум «Цифровая повестка в эпоху глобализации 2.0. Инновационная экосистема Евразии»

Уважаемые коллеги! Уважаемые члены делегаций, эксперты! Уважаемые дамы и господа!

Хочу поблагодарить наших казахстанских друзей за то, что снова нас здесь собрали, за приглашение участвовать в форуме. Это становится уже хорошей традицией – собираться здесь в начале февраля и обсуждать перспективы цифровизации на пространстве ЕАЭС.

Очевидно, что для наших стран, для евразийской пятёрки, это принципиально – максимально быстро включиться в эту повестку дня. Действительно, происходит так называемая четвёртая промышленная революция, стремительно расширяются все те возможности в области «цифры», которые были здесь названы, – в части искусственного интеллекта, автомобильного транспорта, квантовых компьютеров – в общем, то, что действительно сейчас является исключительно важной частью мировой повестки дня.

И, что важно для нас, стран пятёрки, происходит оцифровка всё большего числа отраслей традиционной экономики, да и самой повседневной жизни. Не знаю, как мои товарищи по цеху, что называется, но с тех пор, как мы встречались здесь год назад, я успел прокатиться на беспилотном автомобиле, причём два раза.

Программа, которая управляла им, была российского производства. Это впечатляет, когда понимаешь, что нет водителя. Хотя там есть опять же два варианта: один – с рулём, за который можно всё-таки схватиться, если что-то пойдёт не так, а вот другой автобус, на котором мы ехали с коллегами, был абсолютно без драйвера. К этому надо привыкнуть. Но это скорее эмоциональная составляющая.

Только что коллеги сказали: все приняли и выполняют цифровые программы. Это действительно очень важно. Мы также выстроили фундамент нашей совместной работы по «цифре». Надеюсь, это поможет и нам, и нашим партнёрам. Именно такую задачу Россия ставила в прошлом году, когда председательствовала в органах Евразийского экономического союза.

Эта работа продолжается. Нам предстоит принять «дорожную карту» практической реализации цифровой повестки дня. Восемь проектов уже отобрано на площадке Евразийской экономической комиссии. Около 20 проектов – на стадии проработки.

Мы предложили участникам союза начать работу по четырём первоочередным интеграционным проектам. Из них два могут быть реализованы в рамках цифровой повестки. Речь идёт о создании евразийских интернет-ресурсов – что, мне кажется, очень важно, – в сфере образования, науки, культуры и туризма. И цифровой платформы для малого и среднего бизнеса.

Мы такую платформу разработали, она достаточно успешно применяется.

В нашей стране цифровая программа является национальной моделью, это национальная программа. Она предусматривает создание практически всех компонентов экосистемы для роста цифровой экономики. Если говорить о финансировании программы, о деньгах, то мы запланировали на ближайшие пять лет порядка 1,8 трлн рублей, или, грубо говоря, 30 млрд долларов. Часть этих денег из федерального бюджета, часть из внебюджетных источников.

Понятно, что цифровая экономика – это бесконечная работа по созданию инноваций. И для нас очень важно сотрудничать, внедрять цифровую повестку дня в Евразийском союзе, так как это действительно способствует нашей лучшей интеграции.

У нас есть довольно неплохой опыт в создании инновационной экосистемы «с нуля». Учитывая масштабы нашей экономики, её разнородность, этот опыт может быть полезным и для наших партнёров по ЕАЭС.

Международный форум «Цифровая повестка в эпоху глобализации 2.0. Инновационная экосистема Евразии»

Сейчас у нас действует несколько инструментов по стимулированию инноваций. Коллеги рассказывали о своих, я тоже напомню, что есть у нас. У нас есть Национальная технологическая инициатива. Это долгосрочная программа частно-государственного партнёрства для стимулирования отраслей, она действует с 2015 года. Тоже имеет своё достаточно весомое денежное измерение.

Ещё один лидер в сфере инноваций, здесь уже назывался, – это фонд «Сколково». Он также получает и федеральное финансирование, и финансирование из частных источников.

Почву для развития инноваций продолжает создавать наука – фундаментальная и прикладная. Мы тоже её, естественно, финансируем. Всё это заложено в бюджет в рамках национального проекта по науке, который в настоящий момент реализуется. И конечно, свою лепту вносят частные компании и компании с государственным участием.

Мы сосредоточили внимание на внедрении «сквозных» цифровых технологий, тем самым создав основу для успешного продвижения ключевых проектов на нашей евразийской территории. И стимулируем спрос на цифровизацию. В ближайшие три года должны быть утверждены не менее 30 так называемых стратегий цифровой трансформации государственных корпораций и компаний с госучастием. Я помню, как это всё начиналось лет восемь-девять назад. Я собирал наши государственные компании (некоторые из них очень крупные), и их приходилось подталкивать, убеждать вкладывать деньги в НИОКР – научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Потому что в основном все эти инновации приобретались за границей, так было проще. В настоящий момент все они вкладываются – и компании с госучастием, и частные компании. В этом смысле сейчас совершенно другая обстановка.

При этом мы стараемся менять управленческую среду. В составе нового Правительства, которое было образовано в прошлом году, мы создали Министерство цифрового развития. И это не просто «перелицовка» бывшего Министерства связи, это означает изменение парадигмы развития этой сферы, то есть изменение идеологии. Посмотрим на результаты в самом ближайшем будущем.

Безопасность, цифровой суверенитет – тоже очень важное направление. Цифровая интеграция – общая цель евразийской пятёрки. Очевидно, что это та сфера, где нельзя сказать: мы отойдём в сторону и не будем этим заниматься. Если какая-то из стран скажет, что не готова, она, по сути, утратит возможность в полной мере общаться с другими странами. Иными словами, она не сможет говорить с ними на одном языке. Поэтому наше движение в сторону цифровой повестки, создания единых сервисов, единой модели общения должно быть общим и достаточно равномерным.

С 1 января 2018 года наша страна обеспечила возможность для равного допуска программного обеспечения из государств Евразийского союза. Ключевое условие – оно должно быть внесено в единый реестр программ и баз данных государств ЕАЭС. Он действует наряду с аналогичным российским реестром. Госзакупки софта у компаний из стран пятёрки регулируются нашим законодательством о контрактной системе, так что компании-правообладатели из стран Евразийского союза могут внести свои продукты в реестр и, соответственно, получить доступ к нашему рынку и участвовать в закупочных процедурах.

Мы готовы предложить партнёрам по Евразийскому союзу интересные программные продукты, цифровые решения. У нас масштабы экономики позволяют их в большом количестве создавать.

Я назвал несколько направлений, в которых кооперация может продвинуться на пространстве союза. Практически вся работа должна строиться вокруг конкретных цифровых бизнес-инициатив, поскольку это всё-таки бизнес. И именно частному бизнесу предстоит переводить экономику в «цифру», используя ту инфраструктуру, которую выстраивает государство. Как в национальных границах, так и на пространстве всего Евразийского союза.

Мы сопровождаем трансграничные проекты. Центры компетенций создаются и у наших друзей. В Казахстане эту роль на себя взял Международный технопарк Astana Hub. Я слышу и сам вижу, как он развивается. Это действительно здорово. Будем работать и с Казахстаном, и с другими партнёрами по Евразийскому союзу.

Уважаемые коллеги! Очевидно, что сегодня «цифра» – это не дань моде, это не просто современные технологии, которые применяются в быту. «Цифра» – это особый, новый язык человеческой коммуникации. Совершенно очевидно, что использование этого языка будет расширяться с каждым годом. И если мы не будем его вместе осваивать, если мы в какой-то момент просто не перейдём на этот язык, то мы утратим конкурентоспособность, а этого допустить нельзя.

Ещё раз большое спасибо Алма-Ате, большое спасибо нашим друзьям из Казахстана за проведение форума и гостеприимную встречу.

***

Спасибо уважаемым экспертам за интересные комментарии.

Рисков существует довольно много, но я сейчас не буду на них останавливаться, я неоднократно о них говорил. Только что упоминались технологическая дефляция, безработица и некоторые другие. Для нас, правительств Евразийского союза, сейчас важнее не с этими рисками справляться, а правильным образом интегрироваться в цифровую повестку дня. Поэтому я вернусь к более прозаическим вещам.

Здесь говорили о нормативном регулировании. Моё мнение, хотя я человек с юридическим образованием и юридическим мышлением: нормативные акты в сфере «цифры» нужны, но здесь нельзя перестараться. Давайте задумаемся: продуктивно сейчас давать, например, жёсткое определение блокчейна? Вообще возможно это или нет? Как только мы что-то погружаем в нормативные рамки, мы тем самым делаем явление более косным, в этом смысле оно не может само развиваться. Потому что каждый раз надо идти к юристам, парламентариям и говорить: давайте здесь что-то поправим. А если ты выходишь за эти рамки, могут быть проблемы. Поэтому мы не должны запирать творчество избыточным нормативным регулированием, как, может быть, ни парадоксально это звучит в устах Председателя Правительства. Это первое.

Второе: нормативное регулирование (естественно, мы его уже развиваем в рамках Евразийского союза), по возможности должно быть международным, и даже не в масштабах только Евразийского союза, а в мировых масштабах. Человечество на протяжении XIX и XX столетий выработало и приняло огромное количество конвенций. Сейчас эти конвенции гораздо важнее в чём-то, чем разработка конвенции по авторскому праву в XIX веке и середине XX века. Тем более что авторское право ввиду цифровизации потихоньку умирает, как это ни печально прозвучит для авторов.

Мне кажется, что интересные цифровые проекты важнее нормативного регулирования. На это я хотел бы обратить внимание.

Здесь звучало много любопытных вещей. Господин Запольский упоминал третий путь. Мы не против третьего пути, четвёртого, десятого, двенадцатого… Мы в этом смысле люди открытые. Как сказал классик, пусть расцветают сто цветов. Мао Цзэдун.

Успехов всем!