Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа

О ситуации на рынке труда Северного Кавказа.

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад Максима Топилина о ситуации на рынке труда в Северо-Кавказском федеральном округе

Сообщение главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова

Сообщение временно исполняющего обязанности главы Республики Дагестан Владимира Васильева

Сообщение главы Республики Ингушетия Юнус-Бека Евкурова

Сообщение главы Кабардино-Балкарской Республики Юрия Кокова

Сообщение главы Карачаево-Черкесской Республики Рашида Темрезова

Сообщение главы Республики Северная Осетия – Алания Вячеслава Битарова

Сообщение губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова

Сообщение Льва Кузнецова

Перед началом заседания Дмитрий Медведев посетил в Грозном тепличный комплекс «ЮгАгроХолдинг», первая продукция которого поступила в продажу в начале ноября 2017 года. Проект реализуется с привлечением заёмного финансирования Россельхозбанка. 

Предприятие специализируется на выращивании огурцов и томатов. Проектная мощность – 7,2 тыс. тонн овощей в год. На предприятии трудятся более 180 человек. 

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа

Из стенограммы:

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня у нас первое заседание комиссии в наступившем году, проводим мы его в Грозном, и посвящено это заседание ситуации на рынке труда в Северо-Кавказском федеральном округе. Скажем прямо, эта тема – одна из самых главных на Кавказе со своей довольно сложной историей. Мы сейчас ехали с Рамзаном Ахматовичем, вспоминали, как это было ещё пять-семь лет назад и в Чеченской Республике, и в большинстве других республик. Где-то изменения чуть больше, где-то меньше, но очевидно, что эти изменения всё-таки носят благоприятный характер.

Округ имеет свою специфику – здесь проживает много молодёжи. Благодаря традиции иметь большие семьи есть  и определённые особенности организации семейных предприятий, бизнеса. В округе сохраняется естественный прирост населения. Все эти факторы стратегические, их надо учитывать в работе. В 2010 году, когда был создан Северо-Кавказский федеральный округ, были приняты меры, которые принесли достаточно ощутимые результаты. Напомню, что зарегистрированная безработица в среднем снизилась практически втрое (я имею в виду цифры по округу) – с почти полумиллиона человек до 135 тысяч человек. Но это зарегистрированная безработица, реальные цифры, конечно, были гораздо больше.

По методике Международной организации труда результаты поскромнее, но они тоже весьма позитивны. Однако уровень безработицы в округе всё-таки пока ещё в целом сохраняется в два раза выше среднероссийского. В последние несколько лет образовалась и не только благоприятная тенденция – цифры по ряду позиций стали снижаться, притом что мы продолжаем инвестировать в создание рабочих мест. Сегодня мы об этом поговорим. Прежде чем с вами встретиться, я заехал посмотреть новое тепличное производство, которое создано здесь, в Чеченской Республике. Знаю, что подобные проекты есть и на других территориях. Это, конечно, хорошая история, создающая дополнительное количество рабочих мест.

Участники заседания

  • PDF

    Список участников заседания Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа, 26 февраля 2018 года

Вкладываться в рабочие места необходимо, имею в виду создание рабочих мест в реальном секторе экономики и социальной сфере – за счёт ввода новых школ, детских садов, больниц и других социальных учреждений.

Назову ряд ключевых проблем, которые требуют новых решений.

Во-первых, система подготовки кадров в округе недостаточно сориентирована на реальные потребности экономики. Только половина выпускников учреждений среднего и высшего образования находит работу. (Опять же, подчёркиваю, в среднем, хотя сейчас есть и благоприятные изменения). В среднем по стране – три четверти. Хотя и цифры по стране нас тоже не могут устраивать, есть проблема – государственная проблема трудоустройства выпускников. Это связано с тем, что рабочих мест в округе сейчас меньше, чем потенциальных работников. Но у нас действуют программы развития социальной сферы и отраслей экономики, в том числе программы создания на Кавказе туристического и медицинского кластеров. Важно, чтобы набор на бюджетные места был скоординирован с этими планами.

Кроме того, на Кавказе можно готовить специалистов для конкретных отраслей и предприятий, которые могут быть востребованы в других регионах страны. Такой подход успешно применялся в советский период. Хорошие примеры есть и сегодня – каким образом готовить специалистов для конкретных отраслей. Средние специальные учебные заведения, знаю, открываются в различных республиках, территориях на Северном Кавказе. Этот курс нужно продолжить.

Второе. В округе сохраняется высокий уровень неформальной занятости. Это вообще наша государственная проблема, и в округе она, естественно, присутствует. Особенно это касается туризма, сельского хозяйства, сферы услуг, торговли. Причина есть и объективная: нередко это связано с семейной структурой бизнеса – не все родственники устраиваются на работу. Но в этом есть проблема, потому что права неофициальных работников законом не защищены. В результате в экономике образуется серая зона, а сами работники при этом не получают никаких трудовых прав. Их пенсионные права никак не учитываются. Поэтому вывод этих трудовых отношений из тени является тоже весьма важной государственной задачей. Здесь требуются стимулы для того, чтобы легализовать такую занятость.

Наконец, третье, о чём хотел бы вначале сказать. Проблемой является низкая активность региональных служб занятости. Их поддержка не всегда доступна для людей, для тех, кто остался без работы. Речь идёт о государственных услугах по профессиональному обучению, по дополнительному профессиональному образованию, по содействию самозанятости, а также об организации временного трудоустройства несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет в свободное от учёбы время. Есть регионы, где службы занятости вообще таких услуг не оказывают.

Это вызвано в том числе снижением финансирования из региональных бюджетов, оно уменьшилось за последние годы. Понятно, что региональные бюджеты и на Кавказе тоже испытывают определённые трудности. Недавно мы обсуждали как раз эту проблему в Сочи, когда говорили о межбюджетных отношениях. Но, с другой стороны, мы понимаем, что сами люди являются главными источниками роста современной экономики.

Наша с вами задача заключается в том, чтобы создавать условия, в которых каждый человек мог бы выстроить успешную профессиональную траекторию в родном селе, городе, республике. И для этого необходима координация как на региональном, так и на правительственном уровне. У нас есть специальное ведомство, которое занимается Северным Кавказом, есть другие отраслевые структуры, которые здесь представлены, которые тоже могли бы внести свою лепту.  

Доклад Максима Топилина на заседании Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа

М.Топилин : Несмотря на то что в республиках Северного Кавказа ситуация на рынке труда остаётся не такой, как в большинстве регионов Российской Федерации, за последние семь лет, если мы возьмём динамику с 2010 года, в большинстве республик (прежде всего это касается республик, которые находились в наиболее сложной ситуации по рынку труда, – Ингушетии и Чеченской Республики) произошёл серьёзный позитивный сдвиг. Вы сказали, что зарегистрированная безработица уменьшилась в три раза в среднем по округу. Если говорить о методологии МОТ (Международной организации труда), то общая безработица более правильно отражает ситуацию, и в Чеченской Республике этот показатель снизился с 43% в 2010 году до 11% сейчас. То есть фактически республика вышла на средние северокавказские показатели. В Ингушетии тоже практически в два раза снижение. Большинство регионов эту динамику подтверждают и закрепляют.

Очень важным является рост количества вакансий. Практически в два раза за этот период выросло количество вакансий. Это подтверждает тот факт, что вводятся новые рабочие места, растёт экономика – в сельском хозяйстве, промышленности, сфере услуг. Несмотря на то что показатели безработицы несколько выше, чем по Российской Федерации, в связи с позитивными демографическими тенденциями, успехи семи лет сложно недооценить.

Мы сейчас подводим статистику по увеличению заработных плат работников бюджетной сферы. Напомню, что многие группы работников образовательной сферы, которые являются ключевыми для повышения квалификации рабочих кадров, выпускников высших учебных заведений… Республики выполнили все эти показатели в 2017 году. У них динамика значительно выше – с учётом того, что стартовый уровень был ниже. Для профессорско-преподавательского состава вузов, педагогов средних специальных учебных заведений, для преподавателей школ, что немаловажно для воспитания детишек с самых малых лет и с учётом того, что необходимо проводить и профориентацию, – здесь приросты в некоторых республиках практически в два раза превышают приросты заработной платы по этим показателям в среднем по Российской Федерации. Именно потому, что в 2012 году уровень, с которого мы начинали в этих республиках, был серьёзно ниже, чем в других регионах Российской Федерации.

Действительно проблемными остаются, Вы об этом сказали, занятость и трудоустройство выпускников – показатели в два раза ниже, я потом остановлюсь на том, как мы собираемся исправлять ситуацию и  какие есть предложения по этому поводу.

Что касается финансировании программ поддержки безработных граждан. С 2012 года эти полномочия переданы субъектам Российской Федерации. Федерация обеспечивает регионы пособиями, выплатами безработным гражданам. Что касается активных программ – а это программы переобучения безработных, программы содействия развитию собственного дела, – то здесь, к сожалению, их финансирование после передачи этих полномочий субъектам Российской Федерации снизилось практически в пять раз за этот период, а безработица, даже регистрируемая, снизилась всего в три раза. Мы поэтому в проекте протокольного решения предусмотрели, чтобы субъекты очень внимательно отнеслись к этой теме. По всем оценкам, с 2018 года наполнение бюджетов субъектов уже будет достаточно позитивным и дополнительных расходов (допустим, на повышение заработных плат бюджетникам) с 2019 года, именно дополнительных вливаний, не будет – поэтому можно было бы определённым образом сосредоточиться на решении в том числе этих проблем.

Вы сказали о неформальной занятости. Буквально несколько цифр назову. У нас тех граждан, за которых в Пенсионный фонд, как мы Вам докладывали, не поступают страховые взносы (если брать только тех, кто в трудоспособном возрасте), в среднем по России порядка 20–22%. Здесь же, в Северо-Кавказском округе, этот показатель составляет чуть более 30%. Безусловно, это значительно выше, то есть ситуация не такая простая. Мы постоянно с субъектами работаем в этом направлении по линии и Федеральной службы по труду и занятости. С каждым регионом уже два года подписываем соответствующее соглашение, с тем чтобы обеспечивать плавную легализацию трудовых отношений. За эти два года, по нашим оценкам, 178 тыс. трудовых договоров было дополнительно заключено. В общем, регионы неплохо выполняют показатели, но мы здесь стараемся действовать аккуратно, понимая все особенности ситуации в округе. 

Что предлагается? Я бы сказал, Дмитрий Анатольевич, пока это эксперимент, который мы начали вместе с Министерством по делам Северного Кавказа, Министерством образования и нашими коллегами из регионов. Наверное, с антикризисных программ 2008–2009 годов мы субъектам Российской Федерации дополнительных денег на поддержку специальных мер не предлагали. С этого года впервые (уже подписано Вами постановление в конце прошлого года) мы разработали дополнительные мероприятия по активизации процессов подготовки кадров для отраслей экономики, которые показывают наибольший рост, которые наиболее перспективны, с тем чтобы качественным образом перестроить всю систему подготовки кадров и повышения квалификации. Мы специально не стали брать всю палитру отраслей, взяли две отрасли – отрасль гостеприимства (это всё, что связано с развитием курортов, горного туристического комплекса) и строительную отрасль. Специально сосредоточились на этих двух отраслях – с учётом и объёма средств, выделенных на эту программу, – 500 млн рублей. Уже заключены соглашения со всеми регионами в те сроки, которые были установлены.

В чём специфика этого проекта? Мы исходим из того, что сейчас запустили новую систему оценки квалификации. Такое законодательство принято. Это система, при которой вузы, техникумы используют для подготовки кадров в этих отраслях не просто свои обучающие программы, а те программы, те требования к преподаванию, которые устанавливают созданные советы по квалификациям – совет по квалификациям в сфере гостеприимства и совет по квалификациям в сфере строительства, – базирующиеся на лучших практиках, лучших школах подготовки специалистов в этих отраслях. Представители этих советов в конце прошлого года, когда мы готовили эту программу, и начале этого года проехали по всем регионам, входящим в Северо-Кавказский федеральный округ, фактически отобрали образовательные учреждения. У меня есть список образовательных учреждений среднего и высшего специального образования и площадок, где будут потом трудоустроены выпускники этих программ. Это всё делается исключительно под новые профстандарты. Вы на одном из прошлых заседаний комиссии по Северному Кавказу поручали сделать профстандарт по проводникам, специалистам, которые учат кататься на лыжах. Такого профстандарта не было. Новый совет по квалификациям подготовил практически все профессиональные стандарты, связанные с гостиничным бизнесом, с обслуживанием горного кластера.

Второе направление – это строительный кластер. Это каменщики, бетонщики, машинисты экскаваторов, бульдозеров, другие специальности, тут есть полный перечень. Под эти новые профессиональные стандарты советы по квалификациям подготовили новые программы. С помощью действующей инфраструктуры (мы не ставим перед собой задачу менять инфраструктуру каким-то образом, хотя в последующем это, наверное, потребуется) будут готовиться молодые люди и из выпускников, они будут получать дополнительное образование, и из безработных. Ещё одна важная вещь – выпускники должны будут сдать соответствующие экзамены на тех площадках, в тех организациях, где они будут в последующем работать. Экзамены будут принимать представители профессионального сообщества, которые этим занимаются и участвуют в этом проекте.

С одной стороны, это небольшое количество людей, которых мы пытаемся в этот проект погрузить, – чуть меньше 7 тысяч человек. Мы исходим из того, что в течение года попытаемся создать совершенно новую конструкцию короткой, ускоренной подготовки кадров, которые будут соответствовать лучшим стандартам в сфере гостеприимства и строительства. В последующем необходимо будет расширять эту практику, если она себя оправдает. Очень на это надеюсь. Расширять её на другие отрасли. Все эти предложения нашли отражение в проекте протокольного решения.

Мы подключили к этой работе Агентство стратегических инициатив. Они разработали региональный стандарт кадрового обеспечения промышленного роста. Попробуем его тоже вместе с регионами примерить, что называется, на северокавказские республики. Основная задача заключается в том, чтобы постепенно перейти из экспериментального режима в стандартный режим.

И последнее, о чём хотел сказать. Мы в рамках совершенствования портала «Работа в России» сейчас делаем социальную сеть профессиональных профилей молодых людей (то, что заложено в карте «Кадры и образование» программы по цифровой экономике), с тем чтобы молодые люди, получившие новую квалификацию, были включены в специальных реестр, который ведут профессиональные сообщества (сообщества работодателей), удостоверяющий, что они получили именно такой документ – подтверждение качества своих знаний от сообщества работодателей. Это достаточно серьёзный документ, который является признанием компетенции. Не просто диплом, не просто удостоверение об образовании, а именно признание профессиональным сообществом тех навыков, которые есть. Попробуем сделать на портале «Работа в России» вместе с регионами такую социальную сеть для наших выпускников, которая будет для них путёвкой в жизнь. Мы с регионами, со всеми руководителями республик эту программу отработали. Все в курсе. После того как 15 февраля были заключены соглашения, все необходимые объёмы средств перечислены. Сейчас приступим к работе и будем Вам о ходе этой работы докладывать.

Р.Кадыров : Ситуация на рынке труда в Чеченской Республике за последние годы имеет устойчивую положительную динамику. 10 лет назад безработица у нас составляла 76%, за прошедшие годы мы снизили её до 9%. Это достигнуто путём создания рабочих мест в рамках государственных программ и привлечения инвестиций российских и зарубежных фондов, фирм и компаний.

В 2017 году в Чеченской Республике при содействии центров занятости населения нашли работу около 14 тысяч граждан. Созданы центры содействия трудоустройству выпускников профессиональных образовательных учреждений и центры прикладных квалификаций. Они осуществляют стажировку, переподготовку, повышение квалификации лиц из числа незанятого населения. Общее количество выпускников 2017 года составило 5418 человек, из них трудоустроено почти 2 тысячи человек. У нас ещё сохраняется разница между спросом и предложением услуг профессионального образования. В связи с этим мы расширили услуги профессионального образования, увеличили контрольные цифры приёма.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, огромное спасибо за решение о выделении субъектам субсидии на реализацию дополнительных мероприятий в сфере занятости населения. Это увеличит наши возможности по повышению кадрового потенциала и созданию новых рабочих мест. Мы выражаем уверенность, что федеральный центр и в дальнейшем будет оказывать широкую поддержку в решении вопросов занятости населения.

Спасибо за внимание, за всё, что Вы делаете для нас. Ещё будучи главой Администрации Президента, Вы помогали нам именно в решении вопросов безработицы. Я не раз приходил к Вам за помощью, поддержкой, Вы всегда нас поддерживали. Я уверен, и дальше будете поддерживать.

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа

Д.Медведев: Результат на самом деле есть. Мы иногда стесняемся о таких результатах говорить. Но обращаю внимание ещё раз – руководители республик сами знают, что у них происходит, а на федеральном уровне нужно вдуматься: мы безработицу на Кавказе, которая считалась практически нерешаемой проблемой, снизили очень существенно. Да, есть ещё вопросы, но снижение кратное. Те цифры, которые приводили министр и руководитель республики, об этом свидетельствуют. Похожие тенденции есть и в других республиках. Где-то быстрее, где-то медленнее, но одна из самых острых ситуаций была в Чеченской Республике. В Дагестане тоже всё непросто было, и сейчас есть проблемы. Владимир Абдуалиевич (обращаясь к В.Васильеву), пожалуйста. 

В.Васильев : Я бы хотел отметить те тенденции, о которых Вы говорили, Дмитрий Анатольевич. Они характерны и для Дагестана. Но Дагестан – это такая республика, которая, в моём понимании, догоняет в плане развития рабочих мест. Очень помогает, конечно, то, что по линии оборонной промышленности поступили заказы на целый ряд наших предприятий, и там это дало рост, который удивляет некоторых аналитиков – вроде бы не должно быть такого роста. Это объяснимо, и это правильно.

Вместе с тем (Вы коснулись этой темы) у нас есть огромный ресурс, который надо рассматривать как ресурс всей России, – это большая масса молодёжи – работоспособной, амбициозной, умеющей напряжённо работать и не только на спортивном ковре добиваться результатов. Мы в этом видим ресурс. Предлагается (я посмотрел в материалах, в частности) ввести единую по России систему, которая будет заранее запрашивать кандидатов на рабочие места, а мы будем готовить их – не только для республики, но и можно сказать, на экспорт. И не только вахтовым методом. Возможны и другие варианты. 

Хотел бы особо подчеркнуть тему о том, что у нас существует высокий уровень теневой занятости. Рабочих мест много. Эта цифра для нас достаточно большая, мы с ней работали, и надо сказать, что и в прошедшем году, и в этом продолжаем эту работу. Тут есть большие ресурсы. Допустим, 48,3 тысячи лиц заключили трудовые договоры и поставлены были на учёт на 1 января 2018 года в результате планомерной работы, которая осуществлялась уже длительный период времени.

Могу привести один пример. Недавно мы смотрели работу наших заправочных комплексов, АЗС, и оказалось, что в среднем у нас работают два человека на станции, а при подсчёте получается шесть. Мы собрали для начала всех руководителей, поговорили. Пока договорились – они сами заявили публично, что наведут порядок. В общем, можно, я думаю, сейчас согласиться (я внимательно смотрел проект, который предложен) с теми мероприятиями, которые планируются. И я бы хотел на примерах нашей республики подчеркнуть, что всё, что заложено в проекте, может дать хорошие результаты.

Ю.-Б.Евкуров : Федеральный центр реально вкладывает большие средства, и не только деньгами, но и ресурсами, в виде помощи. Если брать Ингушетию, в 2010 году было 67 тысяч безработных, на сегодняшний день снижение примерно на 27 тысяч безработных. Уровень общей безработицы: было в 2010 году 49,8%, сегодня – 26,9%. Уровень зарегистрированной безработицы: было 20,3%, сегодня – 8,6%. Численность в целом и коэффициент напряжённости на рынке труда: сегодня – 60 человек, в 2010 году было 182 человека. То есть разница огромная. Помощь оказывают все министерства в целом, в первую очередь, конечно, это Министерство труда и социального развития, которое для снижения напряжённости на рынке труда оказывает существенную помощь.

Мы буквально за четыре года в системе СПО создали дополнительно к 3 тыс. ещё 4 тыс. мест с помощью и Министерства образования – Ольга Юрьевна, спасибо Вам большое за это, – и Министерства труда, и Министерства по делам Северного Кавказа. И мы сегодня можем готовить специалистов для всех регионов страны, как Вы сейчас только что сказали.

Надо, может, возродить советскую практику, когда выпускники высших учебных заведений, особенно в системе образования или в другой сфере, приезжали из регионов на Кавказ. Мы помним это, они везде работали. Может, и наших ребят уже пора направлять? Мы можем сегодня уже хорошо обучать: энергетический колледж, по линии нефтегазовой сферы, по линии строительной, туристической отрасли – мы готовы это всё давать.

Мне хотелось бы здесь поддержать те проекты, которые делаются Минтрудом, Министерством экономики (поддержка малого и среднего предпринимательства). Фонд Бравермана – мы тоже с ним работаем, Фонд промышленности – благодаря этому фонду мы в прошлом году построили великолепное предприятие, имеем порядка 300 рабочих мест, и это предприятие дальше расширяется. Корпорация развития Северного Кавказа – мы уже сегодня имеем два предприятия и делаем заявку ещё на два предприятия, одна только корпорация может создать более 1 тыс. рабочих мест. То есть эти проекты рабочие, и они дают хороший эффект.

Тем не менее хочется, чтобы Ваша идея, которая сейчас была озвучена, трансформировалась в протокольное поручение. Может, отдельным каким-то направлением обязать каким-то образом крупные госкорпорации и предприятия, чтобы они это имели в виду. А мы будем отвечать за тех ребят, которых направим в другие регионы, чтобы и порядок был, и они работали, росли. Тем более мы будем отправлять не просто чернорабочих, а уже образованных, специалистов – токарей, электриков, сварщиков и так далее. Чтобы они могли там по возможности дополнительное высшее образование получать, каким-то образом их поддержать.

С учётом того, что Ингушетия сегодня является регионом, где больше всего безработица (несмотря на то, что мы такую большую работу провели), я бы попросил, уважаемый Дмитрий Анатольевич, летом на уровне Министерства труда с участием Минкавказа провести такое совещание именно по Ингушетии. Может, как пилотный проект предложить, показать: небольшая территория, и, если отдельную программу сделать, мы могли бы, я думаю, в течение двух-трёх лет решить эту проблему по одному субъекту.

Ю.Коков : Я не буду повторять цифры. Они, как Вы уже сказали, примерно одинаковы – тенденции. Может быть, у нас немного меньше. В любом случае эти цифры свидетельствуют о том, что позитивная динамика есть. В то же время занятость населения в республике остаётся достаточно серьёзной проблемой.

Я тоже хотел бы высказать слова благодарности за поддержку. Должен сказать, что сегодня речь идёт об увеличении количества рабочих мест по разным направлениям. Здесь нам действительно оказывается значительная поддержка по линии Министерства труда и социальной защиты, Министерства по делам Северного Кавказа. Буквально недавно мы подписали с зарубежными партнёрами соглашение – это тоже рабочие места. Год назад в Вашем присутствии, уважаемый Дмитрий Анатольевич, и в присутствии Председателя Госсовета Китая мы в Санкт-Петербурге тоже подписали соглашение по большому проекту – это промышленный кластер с высоким уровнем технологий, который также способствует увеличению количества рабочих мест. Это программа до 2030 года, очень большой проект – порядка 25 тыс. рабочих мест дополнительно, если мы сумеем это всё вместе реализовать.

Есть и другие направления. Поэтому здесь мы тоже не стоим на месте.

Единственное, что я хотел бы добавить: мы учитываем рекомендации коллег из Национального объединения строителей, советы специалистов Федерации рестораторов и отельеров – мы сейчас тоже с ними программу запускаем по строительству и туризму, которую предложило министерство. Мы её поддерживаем.

Мы активно используем и возможности движения WorldSkills. Буквально завтра у нас в Нальчике по этой линии открывается региональный этап по 15 компетенциям. Около 1,5 тысячи молодых людей будут принимать участие и 30 экспертов из разных регионов страны.

Всё это способствует решению тех задач, о которых мы сегодня говорим. Я думаю, что общими усилиями и при поддержке Правительства мы реализуем до конца эти задачи.

Р.Темрезов : Все вопросы в части увеличения занятости мы во многом благодаря Правительству Российской Федерации, отраслевым министерствам и ведомствам решаем.

По программе дополнительных мероприятий в сфере занятости мы достаточно серьёзно отработали вместе с Минтрудом и Министерством по делам Северного Кавказа. Институты развития при Министерстве по делам Северного Кавказа дают достаточно весомые результаты в плане инвестиционной деятельности, и, конечно, не могут не влиять на снижение безработицы те мероприятия, которые мы провели за последние несколько лет.

Небольшой пример. Ликвидация очерёдности в дошкольных образовательных учреждениях для детей от трёх до семи лет: 10 тыс. мест мы создали. Это позволило нам дополнительно создать 2,5 тыс. рабочих мест только в системе образования.

Понятно, что нам надо больше сейчас упор делать на инвестиционную деятельность – бюджеты у всех более чем на 70% социально ориентированные, – чтобы мы уже могли эти вопросы снимать.

С проектом протокола ознакомлен, согласен. Предложений и замечаний нет.

В.Битаров : Хочу также поблагодарить за государственную программу и бюджетные ассигнования, которые выделены республике по этой программе, мероприятия госпрограммы, которые нацелены в первую очередь на развитие кадрового потенциала с учётом потребностей рынка труда. Это позволит привлечь около 1 тысячи человек для участия в этой программе, снизить также напряжённость на рынке труда.

Проблемой для республики остаётся неустроенность выпускников высших учебных заведений. В советские времена и по сегодняшний день в республике было четыре вуза, которые успешно функционируют до сих пор. Некоторым из них уже исполняется в следующем году 100 лет, и ранее они обеспечивали практически многие северокавказские республики кадровым потенциалом, специалистами с высшим образованием.

К сожалению, в своё время связи эти были нарушены, но мы в последнее время их возрождаем. Северо-Кавказский горно-металлургический институт активно сейчас стал работать с «Норильским никелем». Ещё в советские времена большинство наших выпускников работали на данном комбинате, и сегодня они проходят там практику, а многие выпускники трудоустраиваются. Это помогает снизить проблему с трудоустройством выпускников высших учебных заведений.

Такую работу ведём и по остальным вузам. Надеемся, что также сможем большинство выпускников из них трудоустроить.

В.Владимиров : В Ставропольском крае, как и в целом на Северном Кавказе, сохраняется тенденция по снижению безработицы. Хотелось бы остановиться на нескольких моментах.

У нас на Ставрополье 1 миллион 355 тысяч человек работоспособного населения в возрасте от 23 до 55 лет. Плательщиков взносов в Пенсионный фонд – 813 тысяч. Практически более 500 тысяч человек, которые живут на Ставрополье, – это люди, которые находятся в тени, из них 11 тысяч человек сегодня стоят в центрах занятости, 55 тысяч человек являются участниками программы ухода за инвалидами и совершенно небольшая группа (по-моему, 7513 человек) – нетрудоспособное население по инвалидности либо по каким-либо другим причинам. Фактически 500 тысяч человек у нас – участники так называемой серой занятости.

274 тысяч человек мы вывели в белую зону по зарплатам, количество плательщиков Пенсионного фонда увеличилось на 124 тысячи. Хорошо, что у нас много детей рождается, что средняя продолжительность жизни растёт (сегодня она составляет почти 73 года), это увеличивает и количество плательщиков нашего Фонда обязательного медицинского страхования. Но я хотел бы не об ОМС даже сегодня сказать.

После нашей встречи, Дмитрий Анатольевич, я проанализировал ситуацию. Сегодня налоговая инспекция контролирует, Пенсионный фонд является контролёром, и Фонд обязательного медицинского страхования также сегодня является контролёром. Поэтому, мне кажется, тот момент настал, когда всё в одних руках находится, и необходимо, конечно же, с нашей помощью через персональные данные начать вычищать серую занятость.

Я бы очень просил, может быть, отдельно этому посвятить встречу также с главами регионов. Просто по цифре скажу: мы платим 12 млрд (чуть больше – 12,123) за неработающее население – Ставропольский край. Если это на Пенсионный фонд перевести, туда ведь тоже отчисления идут, туда тоже эти люди не отчисляют ничего, то эта цифра в три раза больше будет. То есть у нас ФСС – 11%, по-моему, отчисления с заработной платы, а Пенсионный фонд – 24 или 26. То есть представляете, какую сумму государство ещё, помимо Ставропольского края, вложит из бюджета на содержание или на обеспечение дальнейшей жизни этих людей?

Поэтому, конечно, сегодня нужна в первую очередь налоговая инспекция. Мы давно ведём эту работу. Но сложно, например, зайти на ту же заправку, потому что 259-й закон нас ограничивает по этим входам. Нам необходима, конечно, здесь поддержка прокуратуры. Мы в этом году взяли на себя обязательства 114 тысяч человек вывести. Мы в прошлом году, Максим Анатольевич (обращаясь к М.Топилину), 65 тысяч вывели из серой зоны. Почему мы это делаем? Это наши затраты. Это люди, это серая занятость, это вечно серая экономика, откуда ни налогов, ничего не видно. И плюс к этому мультипликативный эффект. Люди платят НДФЛ, плюс появляются новые предприятия. У нас 2,5 тыс. новых предприятий за прошлый год появилось.

Д.Медведев: Хорошо, что Вы на это обратили внимание, Владимир Владимирович. На самом деле это проблема не только кавказская, скажем прямо. Это проблема, имеющая распространение в стране в целом. Здесь она какие-то свои формы имеет, в других местах, не на Кавказе, иные формы, но эта проблема есть, и ею надо заниматься. Обращаю на это внимание коллег, которые занимаются этими проблемами в Правительстве – это и налоговая служба, и, собственно, сами фонды, и Министерство труда, которое занимается методическим обеспечением ряда вопросов, и Министерство финансов. Все они должны этим заниматься.

Но и вам не надо руки складывать. Вы говорите: «Трудно зайти на заправку». Коллеги, нам что, из Москвы вам помогать на эту заправку зайти? Сами должны зайти. Я считаю, если руководитель территории, республики, края, области не может такую задачу решить, значит у него что-то не так вообще в управлении. Конечно, у нас есть регулирование, связанное с периодичностью проверок и так далее. Но есть и другие обстоятельства, по которым всё это осуществляется вне очереди, в экстраординарном порядке, с привлечением правоохранительных органов, прокуратуры и так далее, если компетенции не хватает у органов управления.

Надо этим заняться, потому что здесь действительно довольно значительный ресурс. Давайте на эту тему, может быть, отдельное совещание проводить не будем, но я просил бы зафиксировать поручение и Вам, Александр Геннадиевич (обращаясь к А.Хлопонину), этим заняться, и министру, который за эти вопросы отвечает.

В.Владимиров: Можно ещё одно предложение? В декабре Вы подписали распоряжение о создании ТОСЭР, то есть территории опережающего развития, в Невинномысске. Докладываю Вам и коллегам, что сегодня у меня 43 новых предприятия, заключено на 41 млрд соглашений (от пиролиза покрышек до строительства нового агротехнического комплекса по реализации удобрений) на территории опережающего развития.

Я думаю, это очень хороший новый инструмент для создания рабочих мест. Мы в прошлом году в конкурсе участвовали, выиграли. И если бы в каждой территории Северного Кавказа появилось такого рода направление, как свободная экономическая зона (я в Липецке ознакомился, очень интересное направление), думаю, это нам очень помогло бы и высокоинтеллектуальный бизнес привлечь к себе на территорию, и побороться с той же безработицей, и увеличить среднюю заработную плату.

Д.Медведев: По поводу различных форм стимулирования – все они остаются возможными для использования. Но по территориям опережающего развития мы взяли пока такое ограничение: в моногородах создаём, а по другим территориям – поживём – увидим. Хотя запрета нет, сейчас это можно делать.

Что касается свободных экономических зон – зон, где инвестиции в особом режиме осуществляются, – пожалуйста, готовьте предложения. Но они должны быть реальными. Это должны быть реальные инвестиции, которые уже задекларированы потенциальными инвесторами. У нас, к сожалению, довольно много случаев, когда эти зоны создавались на бумаге, инвестиций там не было вообще или было на три рубля, а этот свободный режим был дискредитирован. Поэтому есть реальные инвестиционные проекты – можно рассматривать вопрос создания подобных свободных зон.

Договорились.

Л.Кузнецов : Дмитрий Анатольевич, Вы в своём выступлении и коллеги показали позитивную динамику за прошлые годы, которой мы достигли по вопросу снижения напряжения на рынке труда. Но я всё-таки предлагаю чуть посмотреть вперёд. Что у нас сейчас получается?

Мы в последний год (что также было отмечено) резко остановились в снижении показателей численности безработных.

Система высшего образования выпускает и будет выпускать в ближайшие годы по 100 тысяч новых специалистов ежегодно. На рынке труда последние пять лет количество людей в трудоспособном возрасте также ежегодно увеличивается  на 40–50 тыс.

Если посмотреть все крупные проекты, социальные программы и так далее, то до 2025 года мы можем создать у нас 60 тыс. рабочих мест. А количество трудоспособного населения, которое сегодня имеется и будет выпускаться, как минимум в пять раз больше. То есть у нас ситуация вроде бы позитивная, но если мы не активизируем определённые процессы, то она может резко качественно измениться.

Первое, что нужно. В рамках стратегии пространственного развития, которая сейчас должна быть утверждена, всем регионам ещё раз нужно определить специализацию. В принципе она нам понятна: туризм, сельское хозяйство, строительство. Есть ряд крупных проектов. Вы назвали медицинский кластер, туристический кластер, Каспий – это всё развитие. И в этой парадигме все государственные программы поддержки в основном направлять на это, потому что это, действительно, конкурентоспособность, это то, что мы сегодня проинвестируем из бюджета и что будет иметь долгий жизненный цикл.

Второе. У нас за подготовку кадров, переобучение кадров отвечают разные уровни власти и разные ведомства. И получается, что, с одной стороны, мы многое делаем, но всё-таки при таком вызове у нас иногда ресурсов и, скажем так, проектного подхода, как сейчас принято говорить, недостаточно.

Поэтому предлагается более чётко централизовать – не совсем как на Дальнем Востоке, я знаю, что там есть нюансы, – но тем не менее (мы здесь обсудили с коллегами) создать межведомственный орган, который бы консолидировал эти уровни компетенций и ответственности и, с другой стороны, полномочий. Это небольшие деньги, притом они у нас в госпрограмме есть, но мы бы чётко тогда от школьной скамьи до рабочего места увязывали и систему образования, и работодателей, и различные учебные учреждения.

Что касается третьего вопроса. Мы, можно сказать, доноры человеческого капитала. Реально, если посмотреть на демографическую ситуацию, многие регионы сегодня ищут рабочую силу. Мы должны сейчас поставить одним из ключевых приоритетов всей системы образования не просто «давайте для других готовить», а прямо поставить задачу. Был назван Северо-Кавказский горно-металлургический вуз. Он не только для «Норильского никеля», он для металлургии в целом. Поэтому с участием крупных компаний возродить его и, действительно, готовить. Металлургия, никелевая, горная промышленность – это то, что в стратегии, очевидно, у нас будет. Только вчера в программе «Время» показывали: на Дальнем Востоке – угольные разрезы, металлургический комбинат есть…

Второе. Грозненский нефтяной институт исторически был. Понятно, у нас есть Губкинский и так далее. Если мы вместе с «Роснефтью» будем выпускать качественных специалистов, мы сможем обеспечить в долгосрочной перспективе другие регионы. Не надо все, но там, где у нас есть история, есть потенциал, здесь это должно двигаться, здесь должна быть государственная политика.

Третье. Это всё, Дмитрий Анатольевич, в ряде регионов сойдёт на нет, если мы не дадим детям базовое качественное общее образование. В прошлом году Вы дали поручение, мы удержали количество детей, обучающихся в три смены. Но у нас за три года (мы сейчас с Минобром посчитали) будет плюс 82 тысячи человек (в 2018–2021 годах) добавочно. Поэтому просьба: в протоколе этого поручения нет, но всё-таки я просил бы, чтобы, как и в прошлом году, мы с Минфином этот вопрос отработали и ресурс на это нашли.

<…>