Дмитрий Медведев принял участие в работе Международного форума «Цифровая повестка в эпоху глобализации»

Целью форума является продвижение региона ЕАЭС в глобальной цифровизации, укрепление партнёрства в этой сфере среди стран-участниц. Основная тема дискуссий – интеграция информационных систем государств Союза.

Выступление Дмитрия Медведева на пленарном заседании форума: 

Межународный форум «Цифровая повестка в эпоху глобализации»

Уважаемые дамы и господа, коллеги – руководители правительств, друзья!

Хочу поблагодарить наших казахстанских друзей за этот полезный форум и высказать благодарность Президенту Республики Казахстан Нурсултану Абишевичу Назарбаеву за инициативу его проведения.

Хочу начать с небольшой ложки дёгтя, чтобы некоторым образом развеять эйфорию, которая в настоящий момент царит здесь и, кстати, не только здесь, а на очень разных площадках. Вначале был ролик, где упоминались сингулярность, теория Большого взрыва. И цифровая повестка дня, цифровая революция уподоблялась тому, каким образом, по всей вероятности, развивалась наша Вселенная: моментально из одной точки – в огромное пространство. С «цифрой» такого не будет. Не надо думать, что мы все, даже самые развитые страны, сможем продвинуть цифровую повестку дня за совсем ограниченное время. Слишком велики различия между странами, слишком велико то, что называется цифровым неравенством.

Я помню «восьмёрку» в 2000 году. Тогда впервые лидеры стран обсуждали такую тему, как цифровой разрыв или цифровое неравенство. Можно ли сказать, что мы за эти годы его преодолели? Конечно, нет! Да, «цифра» уже стала неотъемлемой частью наших экономик. У всех нас есть программы, все их реализуют, но цифровое неравенство не преодолено. А это ключевая вещь. До тех пор, пока будет сохраняться цифровое неравенство не только между странами нашей «пятёрки», или в СНГ, или в Европе и Азии, а вообще на планете, невозможно говорить о том, что цифровая повестка дня стала универсальной. Это я хотел бы заметить вначале.

Что касается того, что нам делать. Безусловно, цифровая повестка дня разрывает привычные границы, это понятно, и создаёт общее цифровое пространство. Вопрос именно в том, как быстро оно будет продвигаться, насколько тесным будет наше взаимодействие, насколько мы сумеем приспособиться к тем трендам, которые набирают обороты на нашей планете. Здесь коллеги упоминали мультиплатформы типа Amazon, Alibaba. Действительно, они накапливают значительный объём информации о потребителях, о наших рынках, о закупках и используют всё это в своих коммерческих интересах. Поэтому мы действительно должны двигаться быстрее. Это совершенно очевидно.

Сегодня мы, кстати, именно поэтому с коллегами по нашей «пятёрке» обсудим подробнее этот вопрос: каким образом координировать наши усилия? Совершенно очевидно, что в одиночку мы с учётом тех интеграционных проектов, которые мы реализуем, сделать этого не сможем. Нам нужно будет объединять наши рынки: товарные, людские, логистические, технологические – и формировать собственную инфраструктуру.

В этом году Россия председательствует в Евразийском союзе. И конечно, цифровая повестка дня станет неотъемлемым условием, сквозной темой нашего взаимодействия. Будем развивать её повсеместно. Выиграет в этой гонке тот, кто предложит надёжный, необременительный и прозрачный режим регулирования, это очевидно. Цифровые процессы действительно требуют трансграничного регулирования, причём основанного на мягкой платформе, а не на традиционной. Избыточно консервативное регулирование, и мы в этом убедились, способно снизить нашу конкурентоспособность. Поэтому нужно будет выработать такой правовой инструментарий, который позволит обрабатывать, анализировать массивы обезличенных данных в масштабах всей нашей «пятёрки».

При этом, конечно, на повестку дня выходит и вопрос информационной безопасности, сохранения данных – личных, коммерческих, государственных. Я недавно, выступая на одной из конференций в России, говорил, что само понятие частной жизни (privacy) уходит сейчас на второй план, ставится под сомнение. Но это меняет традиционный уклад жизни. И я не уверен, что люди к этому готовы. Свидетельство тому – постоянные скандалы, которые сопровождают внедрение современных технологий. Поэтому нам нужно по мере развития цифровых сервисов решать вопросы противодействия хакерским атакам. Я уж не говорю о кибермошенничестве и террористической деятельности. Это важнейшая задача.

У нас есть программа «Цифровая экономика». Она реализуется на пяти основных направлениях: регулирование, инфраструктура, технологические заделы, безопасность, кадры и образование. По четырём из них уже утверждены планы мероприятий. Понятно, такая программа – это живой организм, поэтому она будет развиваться. Мы будем прислушиваться к тому, что наши коллеги формулируют, будем, естественно, следить за мировыми трендами, будем заниматься отраслевыми направлениями, такими как умный город, здравоохранение, образование, логистика, энергетика. В общем, понятно, что это всё будет в зоне особого внимания.

Межународный форум «Цифровая повестка в эпоху глобализации»

Много дискуссий вызывают цифровые активы, или криптоактивы. Коллеги об этом говорили. У меня к этому тоже чуть более пессимистическое отношение, чем здесь прозвучало. Хотя коллеги сказали: у регуляторов сохраняются вопросы. Но я даже скажу чуть больше. Опять же, недавно выступая на одной из российских конференций, я говорил, что никто из нас не знает, сохранятся ли эти криптовалюты. Всем понятно, что такие технологии, как блокчейн, имеют колоссальное будущее. Я приводил пример. В 1990-е годы была создана масса компаний, которые занимались продвижением новых технологий на базе интернета. Потом значительная часть из них вылетела в трубу, исчезла. Кризисы доткомов и так далее – достаточно о них вспомнить. А интернет остался. Криптовалюты – какова их судьба? Мы не знаем этого. Действительно ли это универсальное платёжное средство, которое способно составить конкуренцию обычным, стандартным валютам? Или это пузырь, который в какой-то момент лопнет и от него ничего не останется? Но совершенно точно, ещё раз хочу акцентировать на этом внимание, технология распределённого ресурса, технология блокчейн является фундаментальным прорывом – именно в силу принципов, которые положены в основу технологии блокчейн. Они-то точно останутся.

Поэтому что я хочу сказать по поводу криптоактивов? В любом случае мы не должны замыкаться в рамках национальной модели. Здесь коллеги говорили: можно будет расплачиваться криптовалютами. Давайте к этому внимательнее отнесёмся, потому что наши экономики слишком сильно и тесно связаны. Невозможно будет внедрить эти принципы внутри одной страны. Надо сблизить наши подходы на уровне союза. Я уже не говорю о том, что в идеале по криптоактивам надо готовить международные конвенции. В противном случае всё это будет под другим углом развиваться, будет выглядеть не вполне понятным и законным.

Надо синхронизировать наши усилия, это совершенно очевидно. На заседании Высшего Евразийского экономического совета в Сочи 11 октября была утверждена концепция, основные направления развития цифровой повестки дня, обозначены приоритеты. Сегодня мы подпишем соглашение о маркировке товаров средствами идентификации. Всё это шаги в том направлении, о котором мы говорим.

Сейчас прорабатываются и национальные предложения по конкретным инициативам. Очень важно выработать единый понятийный аппарат, уже сегодня договариваться о наднациональных инфраструктурных решениях, о наднациональных цифровых технологиях. Считаю, что такая интеграция могла бы состоять из трёх элементов. Я их назову, чтобы была более понятной российская позиция.

Первый элемент, который можно условно назвать ЕврАзЭС Data X, – это единая подсистема, или, как говорят программисты, шина, передачи и обмена данными в электронном машиночитаемом виде. Это платформа, которая включает сервисы нормативно-справочной информации, которая может использоваться для обмена информацией, а в конечном счёте для обмена юридически значимыми протоколами между частными компаниями.

Второй элемент можно условно обозначить как ЕврАзЭС ID – это единое пространство электронного доверия. Оно включает в себя сервисы идентификации, аутентификации, авторизации, цифрового архива. В конечном счёте мы сможем выдавать справки гражданам одной страны на территории другой в цифровом формате. Кстати сказать, именно в этом направлении можно применять и технологию блокчейн, потому что блокчейн – это и есть технология взаимного доверия.

Наконец, третий элемент с условным названием ЕврАзЭС Geo – это геоинформационная система и сервисы картографической основы, которые позволят упростить контроль за транспортировкой и прослеживаемостью товаров. Это сугубо экономическая, но очень важная задача.

Вот такие инструменты создадут контур нашего взаимодействия. Конечно, нам придётся договориться и об общих стандартах, об увязке национальных решений. Мы свои компетенции готовы предоставить всем нашим друзьям и партнёрам на практически безвозмездной основе. Я знаю, что есть такие подходы и у наших партнёров. Прежде всего наши коллеги из Белоруссии и Казахстана продвинулись в этом направлении, и другие этим занимаются. Думаю, что единая платформенная архитектура должна быть открытой как для стран Евразийского экономического союза, так и для наших потенциальных партнёров, которые в настоящий момент не являются его участниками, да и вообще для всех наших партнёров, с которыми мы ведём переговоры. Ключевую роль здесь может сыграть Евразийская экономическая комиссия. Надеюсь, что она будет активно во всё это вовлечена.

Нас ждут немалые трудности, скажу прямо, но перспективы абсолютно вдохновляющие. Надеюсь, что мы все окажемся на уровне тех вызовов, с которыми столкнулись наши страны в цифровую эпоху.