Пресс-конференция Дмитрия Медведева по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов ШОС

Из стенограммы:

Пресс-конференция Дмитрия Медведева по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов ШОС

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые представители средств массовой информации!

Я не буду делать отдельного заявления по итогам работы Совета глав правительств Шанхайской организации сотрудничества. Все итоги видны – это и подписанные документы, и заявления, которые были сделаны публично главами правительств, главами делегаций. Поэтому нет необходимости их ещё раз повторять. В распоряжении СМИ они уже имеются. Но если у вас есть вопросы, я, конечно, на них отвечу.

Вопрос: Вероника Романенкова, ТАСС.

Уже несколько лет обсуждается возможность вступления Ирана в ШОС. Какие препятствия существуют сейчас на этом пути? Только что на заседании премьер-министр Афганистана сказал, что его страна хотела бы вступить в ШОС и поднять этот вопрос на следующем заседании. Как к этому в Москве относятся?

Д.Медведев: Я встречался с Первым вице-президентом Исламской Республики Иран и Главным исполнительным лицом Афганистана на полях сегодняшнего заседания Совета глав правительств, и оба эти высших должностных лица исполнительной власти эти вопросы ставили. Действительно, такие заявки со стороны Ирана и со стороны Афганистана существуют, притом что эти страны уже достаточно давно являются наблюдателями в Шанхайской организации сотрудничества.

Что здесь можно сказать?

По иранской заявке мы свою позицию высказывали: мы не видим каких-либо препятствий сейчас для вступления Ирана в организацию, если говорить о фактической стороне дела. Раньше там были достаточно сложные ситуации, касающиеся урегулирования известной международной проблемы, связанной с ядерным статусом этого государства. Сейчас все эти проблемы в прошлом. И действительно наши партнёры хотели бы это сделать. Но напомню, что все решения, которые касаются появления новых членов Шанхайской организации сотрудничества, принимаются консенсусом. Это нормально абсолютно. Именно поэтому и новые участники ШОС – Индия и Пакистан – тоже прошли достаточно длительный период согласования их участия в Шанхайской организации сотрудничества. И сегодня в составе Совета глав правительств впервые принимали участие делегации этих стран. Я думаю, что подобные согласования, подобные процедуры должны быть выдержаны и в отношении Ирана, и, потенциально, в отношении Афганистана, где тоже есть подобная заявка. Мы понимаем, что Афганистан находится в достаточно сложном положении. Сама по себе страна находится под влиянием очень сложных политических факторов, борется с терроризмом. Мы оказываем в этом Афганистану соответствующую поддержку, как и целый ряд других стран. По всей вероятности, при принятии решений о возможном членстве Афганистана в Шанхайской организации сотрудничества нужно принимать во внимание и текущую внутриполитическую ситуацию, притом что мы неоднократно подчёркивали наше желание способствовать процессу национального примирения в Афганистане. И, кстати, в Шанхайской организации сотрудничества уже определена структура, которая будет заниматься этими вопросами в формате ШОС – Афганистан. В рамках нашей двусторонней повестки дня также подобного рода процессы мы всячески стараемся поощрять. Так что, я думаю, эти решения в целом состоятся, но для этого требуется консенсус стран-участниц и достижение определённой политической ситуации.

Вопрос (как переведено): Здравствуйте, я из агентства «Синьхуа». После участия в саммите АТЭС и ВАС Вы говорили о том, что опыт ШОС можно использовать при урегулировании северокорейской проблемы. Что именно Вы имели в виду?

Д.Медведев: Вот что я имел в виду. Я напомню, что вообще-то ШОС у нас создавался прежде всего как площадка для решения вопросов по обеспечению безопасности стран – участниц ШОС. И именно это было главной задачей при создании организации. Потом, по мере развития событий, появились и экономические аспекты, вопросы межрегионального сотрудничества, координации по различным отраслям хозяйственной жизни и так далее.

Но если говорить о компоненте безопасности, то Шанхайская организация сотрудничества была, собственно, для этих целей в какой-то момент и создана. Накоплен неплохой опыт: действует Антитеррористическая структура, работают другие органы, которые в определённых ситуациях давали рекомендации, каким образом избежать тех или иных сложных последствий. Это первое.

Пресс-конференция Дмитрия Медведева по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов ШОС

Второе. Есть известная российско-китайская инициатива, посвящённая возможностям урегулирования северокорейской проблемы, которая в настоящий момент стала исключительно острой. Эта инициатива, по сути, предусматривает «дорожную карту», которую можно было бы тоже рассматривать и в формате Шанхайской организации сотрудничества, как общий, совместный проект. В рамках этой «дорожной карты» предлагается так называемая идея двойного замораживания, как известно, заключающаяся в том, чтобы все стороны, которые в настоящее время находятся в фазе жёсткого противостояния (а именно Северная Корея и с другой стороны – Южная Корея и её союзники, прежде всего Соединённые Штаты Америки), отказались от действий, которые провоцируют нагнетание напряжённости. Это ядерные испытания, пуски ракет, с одной стороны, если говорить о Северной Корее, и с другой стороны, если говорить о Южной Корее и союзниках Южной Кореи, это масштабные учения, которые постоянно проводятся в регионе и по понятным причинам сильно нервируют северокорейский режим.

Поэтому, если бы мы взяли за основу российско-китайское предложение и совместили бы это с возможностями Шанхайской организации сотрудничества, мне кажется, это было бы неплохо. Во всяком случае, это была бы дополнительная возможность достижения мира на Корейском полуострове.

Вопрос: Международное информационное агентство «Казинформ». Господин Медведев, расскажите, пожалуйста, о возможности создания зоны свободной торговли стран ШОС. Есть ли конкретные сроки и перспективы?

Д.Медведев: Мы сейчас много чего обсуждаем в смысле создания зон свободной торговли. Прежде всего это касается нашей основной интеграционной структуры – Евразийского союза. И там уже один такой договор заключён – с Вьетнамом, и такая зона свободной торговли создана. Она уже работает. Там есть и успехи, и какие-то проблемы, которые мы обсуждаем. Это всегда очень сложная история. На подходе, как известно, в рамках Евразийского союза – несколько других кандидатов, таких как Сингапур, Израиль, некоторые другие страны. Иран, кстати сказать. Но это всегда очень сложный процесс притирки по вопросам экономических интересов, прежде всего тарифной политики, различного рода ограничений, продвижения собственных, национальных товаров, брендов. Поэтому это штучная работа.

Если же говорить о зоне в масштабах Шанхайской организации сотрудничества и наличии общего договора, то это более масштабная, более сложная задача. В настоящий момент мы ведём переговоры по линии Евразийского союза с одной стороны и Китайской Народной Республики с другой стороны. Китайская экономика огромна, она оказывает колоссальное влияние на мировую экономику. И поэтому нужно сначала на этой модели, что называется, потренироваться. Но в принципе я не исключаю, что когда-нибудь мы выйдем на подобные договорённости в масштабах Шанхайской организации сотрудничества. Но это уже более высокая степень интегрированности и более высокая степень доверия, которая должна быть достигнута в формате переговоров между всеми участниками ШОС.

И наконец, последнее, что я хотел бы заметить по этому поводу: у нас есть участники Евразийского союза, которые не являются участниками Шанхайской организации сотрудничества. Поэтому для того, чтобы достигнуть такого соглашения, нужно сначала договориться внутри Евразийского союза. То есть это будет сопровождаться целым рядом процедур. Но на будущее, мне кажется, это вполне интересная, перспективная идея.

Вопрос: Антон Лядов, канал «Россия». Дмитрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, в мировом масштабе Шанхайская организация может ли составить конкуренцию или, может быть, стать альтернативой другим экономическим блокам? Особенно учитывая пробуксовку Трансатлантического партнёрства?

Д.Медведев: Я не хотел бы сравнивать возможности Шанхайской организации сотрудничества и какие-то другие проекты – типа Транстихоокеанского или Трансатлантического партнёрства, тем более там есть свои сложности, коллеги там ведут бесконечные переговоры, какие-то страны откалываются, какие-то присоединяются. Но в любом случае нужно принимать во внимание несколько моментов.

Весь мир движется в сторону региональной интеграции. Если вы обратите внимание, регулярно проводятся саммиты, форумы на самых разных площадках. Сейчас мы в Сочи встречаем наших друзей по Шанхайской организации сотрудничества. Совсем недавно я был на саммите АСЕАН и связанном с ним Восточноазиатском саммите. Есть другие региональные организации на всех континентах – в Латинской Америке и, естественно, в Европе есть развитые формы интеграции. Мы свои формы интеграции продвигаем – региональные. Поэтому в принципе это мировой тренд.

Шанхайская организация сотрудничества задумывалась изначально, напомню, именно как организация, которая занимается вопросами координации политики по проблемам безопасности. Но сейчас мы уже выдвинулись и в вопросы экономического сотрудничества, и потенциальной экономической интеграции, о чём я только что говорил, когда отвечал на предыдущий вопрос. Шанхайская организация сотрудничества очень большая теперь – как минимум по населению стран, которые представлены внутри ШОС. Это колоссальная организация, которая объединяет значительную часть мирового населения. Экономики, которые её составляют, тоже имеют большое значение в мировой экономике. Конечно, можно рассматривать и этот экономический аспект развития отношений внутри ШОС.

Это необязательно должны быть формы интеграции типа соглашения о зоне свободной торговле или какие-то иные, более продвинутые формы экономической интеграции. Если мы сумеем внутри ШОС реализовать хотя бы те проекты, которые в настоящий момент есть (а это очень солидные проекты, например, в сфере дорог, инфраструктуры), то это уже будет колоссальное движение вперёд. А такие возможности у нас точно есть. Но предстоит ещё договориться по целому ряду вопросов, в том числе и по отдельным механизмам экономического сотрудничества внутри ШОС, потому что эти дискуссии о банке ШОС, о специальном счёте ШОС ведутся последние лет десять. Я на каждом мероприятии слышу выступления об этом моих коллег и сам на эту тему выступал и выступаю. Здесь уже пора всё это переводить в плоскость договорённостей, а не толочь воду в ступе. Всё в наших руках.