О предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад Александра Галушки о территориях опережающего социально-экономического развития Дальнего Востока

Сообщение Максима Орешкина

Сообщение губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта

Брифинг Юрия Трутнева

Из стенограммы:

Д.Медведев: Тема сегодняшнего совещания очень важная, но не исчерпывающая, конечно, всей проблематики развития Дальнего Востока. Я специально собрал вас именно на совещание, а не на заседание комиссии, для того чтобы предметно рассмотреть только один вопрос, который касается создания территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на совещании о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах

Напомню, что это новый механизм, ему менее трёх лет. Часть времени заняло создание нормативной базы, причём было много споров и обсуждений по понятным причинам, потому что речь шла о создании системы льготирования, а это для бюджета всегда чувствительная тема. Соответственно, основное количество территорий работает чуть больше одного года. Это не так много, тем не менее можно сделать некоторые выводы о том, какие тенденции возобладали, о том, в каком направлении осуществляется развитие ТОР, что получается, что получается хуже и какие изменения в законодательство нужно предложить, чтобы эта работа шла более успешно.

Напомню, что с этого года территории опережающего развития создаются не только на Дальнем Востоке, но и в моногородах. Но о них мы сегодня говорить не будем, это тема отдельного совещания, посвящённого развитию моногородов. Cконцентрируемся на Дальнем Востоке, где сейчас действует 16 ТОР.

Участники совещания

  • PDF

    146Kb

    Список участников совещания о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально–экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах, 5 мая 2017 года

Масштабы этой работы растут. Очередной документ о создании новой территории уже внесён в Правительство. Мы всё это должны делать очень осмысленно, потому что те обязательства, которые мы принимаем на себя (я имею в виду Российскую Федерацию), носят долгосрочный характер. Мы должны действовать наверняка, понимая, что проект состоится.

Из федерального бюджета на развитие инфраструктуры ТОР в регионы направляются немалые средства. Мы уже вложили порядка 4,5 млрд рублей. На ближайшие годы предусмотрено ещё 30 млрд. И ещё около 20 млрд будут направлены за счёт бюджетов регионов, которые здесь представлены, муниципальных образований и некоторых внебюджетных источников. На эти деньги мы строим дороги, энергосети, коммунальную инфраструктуру, решаем целый ряд других задач.

Налоговые преференции, которые мы предоставляем в ТОР, весьма существенны по сравнению с общим порядком и действуют длительный срок.

Подчеркну, что, если мы в текущих экономических условиях пошли на особый порядок работы с инвесторами, каждый бюджетный рубль необходимо тратить рационально и постараться получить максимальную отдачу для людей, которые живут в регионе, в виде новых рабочих мест, в виде создания современной инфраструктуры, которая нужна не только для производственного, экономического развития, но и просто для перемещения людей, чтобы им было комфортно жить и работать.

И всё, что строится при поддержке государства, должно строиться на долгосрочную перспективу, опираться на чёткие планы развития территорий.

Конечно, мы должны укрепить доверие инвесторов. Инвестиции на Дальнем Востоке – довольно сложная тема, иначе бы мы вообще эту модель ТОР, наверное, не придумали и не предложили, потому что, скажем честно, инвестировать в Москве или в Подмосковье – это одно, а инвестировать на Дальнем Востоке – это совершенно другое.

Для инвесторов в регионе существует не только набор преимуществ, но и определённые риски. Это и большие расстояния, и население, которое, к сожалению, там не такое значительное, как хотелось бы, и, как следствие, низкий спрос. При этом конкурировать приходится (я хотел бы отдельно и специально это подчеркнуть) с наиболее динамично развивающимися странами Азиатско-Тихоокеанского региона. И именно на них мы должны ориентироваться, договариваясь при планировании экспортных стратегий.

Компаниям, которые зашли в территории, важно оказывать всестороннюю поддержку. Это и задача институтов развития Дальнего Востока – сделать так, чтобы инвесторы избежали вакуума в администрировании, в хозяйственном плане. Это касается и подготовки кадров, и доступа к кредитам, и консультаций, и поддержки всех этих инвестиций в режиме единого окна.

Функционирует, напомню, четыре института развития: Корпорация развития Дальнего Востока, Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и Фонд развития Дальнего Востока.

Результаты политики создания ТОР в регионах уже видны – где-то больше, где-то меньше. Запускаются новые производства в самых разных отраслях. Строится около 50 предприятий. Увеличивается количество рабочих мест. Мы, конечно, ожидаем, вправе ожидать, что эта динамика будет нарастать, в противном случае вообще не нужно было с этим и связываться.

Сейчас важно проанализировать работу территорий. Нужно оценить на примере Дальнего Востока, насколько эффективно объединяются усилия государства и инвесторов. Напомню, у нас по закону установлено, что сначала Дальний Восток и моногорода, а потом этот механизм может применяться по всей стране. Но последствия распространения этого механизма на всю страну нам, конечно, нужно оценить – какие обязательства берут на себя компании, инвесторы, как они их исполняют – и подумать о корректировках законодательства. Особо хочу отметить, что изменения, которые будут вноситься, не должны ухудшать условия работы инвесторов. Заключённые договоры пересмотру не подлежат. Это понятный принцип. Условия, которые в них определены, должны сохраниться на срок действия конкретной территории, потому что это обязательство мы брали на себя.

А.Галушка: Ключевые результаты, первые результаты работы территорий опережающего развития Вы, уважаемый Дмитрий Анатольевич, охарактеризовали. Я напомню, что первая территория опережающего развития была создана год и десять месяцев назад: 25 июня 2015 года было подписано постановление Правительства о создании территории опережающего развития в Комсомольске-на-Амуре. Сегодня их уже 16. Официально поданы потенциальными инвесторами твёрдые заявки на резидентство в этих ТОР – таких заявок 262 на сумму инвестиций 1,4 трлн рублей. С каждой заявкой идёт последовательная работа по конвертации её в конкретное соглашение с инвестором, в инвестиционный проект. Такого рода соглашений, которые подписала управляющая компания ТОР с инвесторами, 124 на 483 млрд рублей.

Совещание о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах

На сегодняшний день запущены первые 17 предприятий в ТОР, вложено фактически 30 млрд рублей. До конца года планируется запуск 44 новых предприятий и вложение 137 млрд рублей инвестиций. Из бюджета на сегодняшний день фактически выделено более 4 млрд рублей на создание инфраструктуры. Таким образом, фактический мультипликатор вложенных бюджетных денег к вложенным частным инвестициям сегодня составляет 1 к 7. С учётом перспективных проектов, которые до конца года будут реализованы, мультипликатор увеличится до 11.

Стоит отметить, что это самые разные проекты: это и судостроение, и нефтехимия, и газохимия, переработка природных ресурсов, инвестиции в сельское хозяйство, транспорт и логистика. Очень важно, что преобладают несырьевые проекты. Таким образом, важным эффектом является диверсификация структуры экономики Дальнего Востока.

В ходе подготовки к сегодняшнему совещанию поступил целый ряд самых разных предложений по совершенствованию этого механизма. Я остановлюсь на некоторых из них.

Во-первых, предложение, которое мы отработали с коллегами из Минтруда, Минфина, касается внесения поправок в закон о территориях опережающего развития, уточнения порядка приобретения статуса резидента ТОР и распространения льгот по страховым взносам на инвесторов. Речь идёт о том, чтобы чётко на уровне закона определить, что такого рода льготы предоставляются для новых рабочих мест, которые возникают в результате создания новых мощностей.

Соответствующий законопроект подготовлен, согласительные процедуры по нему завершаются, мы готовы в двухнедельный срок внести его в Правительство Российской Федерации и в протоколе просили бы эту позицию закрепить.

Д.Медведев: Хорошо. Мы только что с коллегами разговаривали, и я хочу обратить на это внимание. Мы с вами понимаем, коллеги: территории опережающего развития – это те места, где должны быть новые инвестиции, а не «перекрашенные» старые, которые уже осуществлены и которые просто хочется подвести под льготный режим. Я просил бы на это обратить самое пристальное внимание и Министерство по развитию Дальнего Востока, и Министерство экономического развития, а все остальные структуры – вести мониторинг.

А.Галушка: Второе – по показателям эффективности работы территорий опережающего развития. Первый показатель, по которому сложилось общее мнение, – это соотношение частных и бюджетных инвестиций. Фактические значения я уже привёл. На сегодняшний день мы этими показателями руководствуемся. Но есть предложение закрепить их на уровне акта Правительства и установить, что на один бюджетный рубль, который вкладывается в создание инфраструктуры ТОР, не менее трёх рублей частных инвестиций должно привлекаться.

Дмитрий Анатольевич, Вы только что подписали постановление Правительства о внесении изменений в методику отбора инвестпроектов для Дальнего Востока. И в этом постановлении Правительства этот мультипликатор уже закреплён для инвестпроектов, которые субсидии получают на инфраструктуру. Такой прецедент у нас уже создан, и мы предлагаем и по ТОР его применить.

Кроме того, мы используем показатель стоимости для бюджета создания одного рабочего места в ТОР и предлагаем этот показатель для каждой ТОР устанавливать при создании ТОР в качестве показателя эффективности.

И третий показатель, который предлагают наши коллеги из Минэкономразвития (и мы поддерживаем принципиально), – объём добавленной стоимости, которую создают инвесторы на один бюджетный рубль вложений в инфраструктуру. Единственное уточнение, что мы можем использовать этот показатель не ранее чем через пять лет, когда проекты запустятся, раскрутятся на полную мощность и у нас будет возможность это должным образом оценивать.

В заключение, Дмитрий Анатольевич, я хотел бы продолжить Ваш финальный тезис о том, что мы не можем стоять на месте. Мы должны постоянно мониторить и оценивать, как меняется конкурентоспособность условий инвестирования, ведения бизнеса на Дальнем Востоке в сравнении со странами АТР. И мы видим, что наши соседи-конкуренты не стоят на месте, они активно продвигают новые регуляторные механизмы, новое законодательство. В Китае запущена так называемая третья волна создания особых экономических зон, в Шанхае – экспериментальная особая экономическая зона, в рамках которой порой самые экзотические регуляторные практики опробуются. В Японии принято решение о продлении льгот с 10 до 15 лет. В Китае на сегодня в особых экономических зонах существенно дерегулируется валютно-банковский контроль и оборот ценных бумаг. Мы должны, понимая все эти тенденции, гибко вносить изменения в наше действующее законодательство о территориях опережающего развития.

Мы бы просили соответствующего протокольного решения по итогам совещания: подготовить предложения по усилению конкурентоспособности условий инвестирования, ведения бизнеса ТОР на Дальнем Востоке с учётом реалий АТР и необходимости развития преференциального режима, исходя из того, что мы должны не ухудшать положение инвесторов, а улучшать.

Сообщение Максима Орешкина на совещании о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах

М.Орешкин: Показатели эффективности важны, в том числе для того, чтобы мотивировать. Но кого нужно в первую очередь мотивировать? Есть дискуссии, нужно ли мотивировать конкретные компании, конкретных инвесторов осуществлять инвестиции. Наша точка зрения заключается в том, что в первую очередь мотивировать нужно регионы, которые зачастую обращаются с предложениями по созданию ТОР, но это больше касается истории с моногородами, и Корпорации развития Дальнего Востока, чтобы она понимала, что, если выносятся предложения по созданию ТОР в той или иной местности, должны обязательно за теми бюджетными инвестициями, теми решениями, которые принимаются в этой связи, прийти инвестиции частные в определённом объёме. И бюджет тоже должен выиграть через увеличение объёма добавленной стоимости, потому что по НДС никаких льгот нет, и если большой объём добавленной стоимости будет создаваться на предприятиях, работающих в этих ТОР, то бюджет получит дополнительные поступления в части НДС.

И по последнему моменту, который Александр Сергеевич затронул, относительно режима работы компаний. Мы как раз сейчас с Министерством Дальнего Востока обсуждаем вопрос специального подхода к истории контроля и надзора и, возможно, будем предлагать создать на территории, ограниченной в рамках нескольких ТОР, специальный режим работы контрольно-надзорных органов, чтобы ещё улучшить условия для ведения бизнеса инвесторов, чтобы снять все риски. 

Сообщение губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта на совещании о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах

В.Шпорт: Хочу сказать от имени всех губернаторов Дальнего Востока: никогда столько внимания не уделялось развитию Дальнего Востока, сколько уделяется сегодня. Например, в 2002 году (я тогда депутатом работал) выделялось на весь Дальний Восток 726 млн рублей, Хабаровскому краю – 12 млн. Хорошо сравнивать: за прошлый год Хабаровскому краю выделили 12 млрд. Так же по другим регионам. Сегодня идёт процесс реальной поддержки Дальнего Востока, не на бумаге, не на словах, а на деле.

По состоянию на 5 мая в Хабаровском крае зарегистрировалось 29 резидентов. На 1 мая было 28, а на сегодняшний день уже 29 (вчера зарегистрировался). То есть процесс идёт. Эти компании заявились на объём инвестиций – 41 млрд рублей и на создание более 5 тыс. рабочих мест. Это то, что нам сегодня требуется. Ещё 34 заявки находятся на рассмотрении.

Д.Медведев: На какую сумму?

В.Шпорт: На 41 млрд.

Д.Медведев: Немало.

В.Шпорт: Прошло менее двух лет. Срок объективно очень небольшой. Чтобы построить просто цех, корпус для цеха на каком-нибудь авиационном объединении, например, в 9 тыс. кв. м, требуется от трёх до пяти лет. Просто цех, не завод. Поэтому, конечно, времени мало. Тем не менее с момента получения статуса резидента 11 компаний в Хабаровском крае уже приступили к выпуску продукции. Они не платят налоги на прибыль, на имущество, объём выпущенной продукции за прошлый год составил у них 3,3 млрд рублей, создано 535 новых рабочих мест (это не те, кто сбежал с других заводов, это новые рабочие места) и уплачено в бюджет края 125 млн рублей налогов (это с льготами). Конечно, через пять лет будет отдача другая.

В чём мы видим эффективность режима территории опережающего развития? Несколько соображений с фактами. Режим ТОСЭР повышает эффективность инвестиций в проекты Хабаровская края.

У нас проблема какая? Удорожающие хоздеятельность факторы. Например, есть такой макропоказатель: на 1000 рублей ВРП в крае затрачивается 293 тонно-километра. В среднем по России – 60 тонно-километров на 1000 рублей валового внутреннего продукта. Смотрите, какая разница. У наших лесников, например, затраты на экспорт пиломатериалов доходят до 25%, а по круглым – до 40%, то есть издержки очень большие. В силу этих льгот эти вещи нивелируются, конечно, когда компания приходит в территорию.

Например, есть такой резидент – аэропорт Хабаровск. Заявленные инвестиции – 4,5 млрд рублей. Имеет срок окупаемости в обычном режиме 25 лет. Кто пойдёт на 25 лет? Никто. Однако этот же проект в режиме ТОСЭР окупается за 14 лет, и налоговые льготы за 10 лет эксплуатации компенсируют около 28% начальных капитальных затрат. Поэтому сегодня японская компания пришла в этот проект, подписали уже соглашение, и летом мы начнём его реализацию. Такие примеры есть ещё, но этот пример показательный. Положительные вещи налицо.

Второе соображение. Режим территории опережающего развития, сама система обращения с инвесторами в рамках этого режима заметно улучшает инструменты в лучшую сторону по сравнению с другими. Например, выдача разрешений на строительство. У нас трубный завод, который сегодня уже работает в территории, в Хабаровске, выпускает продукцию, получил разрешение на строительство за 28 дней. В обычном режиме сегодня он получал бы его от 60 до 90 дней. А три года назад за 500 дней получали, например. Вот эти вещи сегодня работают. Инвесторы это оценивают, поэтому они и приходят.

Есть ещё ряд примеров. Приведу только особо важные. В инфраструктуру сегодня мы вкладываем деньги государственные, и инвесторы это видят, и хорошая тема, когда мы разрешаем ему сегодня вкладывать, а потом их окупать. Зашевелились инвесторы на площадке гринфилд, например, в Комсомольске-на-Амуре. Гринфилд – это пустая площадка, куда они изначально не очень шли. Сегодня работаем уже там. Если взять эффективность сегодня по тем компаниям, которые работают на территории Хабаровская края, она составляет 9,68 рубля инвестиционных на один рубль государственной поддержки. Это хороший показатель. Конечно, мы стремимся, чтобы ещё лучше было, но я считаю, что это хорошее достижение.

Третье соображение. ТОСЭР показывает прирост в крае проектов производственной направленности. Не могу сказать, что мы этим занимаемся жёстко, но мы стараемся использовать эти территории не под сырьевые проекты, а под проекты высокого передела.

Хочу Вас лично поблагодарить за Комсомольск-на-Амуре, Дмитрий Анатольевич. Вы там были в 2013 году, когда город утонул, и обратили внимание, что город выпускает самолёты-невидимки (а самолёты-невидимки выпускают всего в двух местах – в Соединённых Штатах Америки и в Комсомольске-на-Амуре), а инфраструктура там не соответствует пятому поколению, она в третьем поколении, может быть, с плюсом. Отток населения из города был 2000 человек в год. Сегодня он сокращается. В прошлом году было уже 850 – не очень здóрово, но уже почти в два с половиной раза меньше. Наша задача – остановить отток населения из города, который делает высокоинтеллектуальную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Процесс этот пошёл.

Сегодня 29 резидентов, которые работают в крае, – это обрабатывающая промышленность, это высокая добавленная стоимость, высокий передел.

Мы подписали соглашение с ОАК (вчера подписали его уже в окончательном виде). В Комсомольске-на-Амуре сегодня создаётся индустриальный центр – российский индустриальный центр на Дальнем Востоке. Мы предполагаем там 11 проектов, которые будут работать с большими предприятиями (это малый и средний бизнес), будут производить авиакомпоненты, элементы бортовых кабельных систем, подвесных агрегатов, крепежа, заниматься механической обработкой. Это те, которые сегодня уже пришли работать в Комсомольск-на-Амуре.

Люди это видят. Есть перспективы – остановился отток. Для нас это очень важно.

Расчётная выручка по проектам локализации – примерно 5 млрд рублей. Расчётная пока. Но отгруженная продукция только по авиастроению за прошлый год – 78 млрд. Это важный момент.

Ещё два ключевых момента.

Никогда в Хабаровском крае не было японских инвестиций. Сегодня пришёл один проект – тепличный комплекс. Первый этап уже работает. Овощи (помидоры, огурцы) в Хабаровском крае не купишь, в течение часа их разбирают. Подписали соглашение. Японцы оценили наши льготы и пришли вторую очередь внедрять, и на третью мы уже договорились. Это один проект, он рабочий, даёт отдачу.

Второй проект крупнее – аэропорт Хабаровск. Соглашение с компанией Sojitz (там консорциум целый) подписано. Японцы будут инвестировать в развитие аэропорта в Хабаровске. Корейцы – мы с ними три года бились – ушли из проекта, потому что окупаемость за 25 лет их не устраивала. А сегодня мы создали территорию на этой площадке, и пришли японцы.

Ключевое здесь, что иностранный инвестор оценил, проверил на себе, и пошли другие проектанты к нам в край.

Я предлагаю сегодня, как Вы сказали, правила не менять, отшлифовать. Предложения по эффективности мы принимаем, будем работать.

<…>

Брифинг Юрия Трутнева по завершении совещания

Из стенограммы:

Ю.Трутнев: Состоялось совещание под руководством Председателя Правительства Дмитрия Анатольевича Медведева. Обсудили промежуточные результаты создания и работы территорий опережающего развития на Дальнем Востоке. У нас есть две темы – территории опережающего развития в моногородах (они только стартовали, их тоже надо анализировать) и Дальний Восток, о котором сегодня шла речь.

ТОР на Дальнем Востоке работают в среднем около полутора лет – достаточно небольшой срок, учитывая, что надо разработать проектную документацию, построить предприятия. Тем не менее уже необходимо было посмотреть, в каком состоянии работа. На сегодняшний день на Дальнем Востоке создано 16 территорий опережающего развития, 17-я («Свободненская») внесена в Правительство. Более 250 резидентов – в ходе совещания были заслушаны их вопросы и предложения к Правительству. В основном они касались конкретики проектов, например, связанных с работой участка дороги в Якутии, для того чтобы облегчить транзит грузов, с работой погранпереходов, то есть с конкретными вопросами по работе ТОР.

Что касается системных решений, то системно обсуждалась необходимость оценки эффективности работы территорий опережающего развития. Принята общая позиция, что оценивать эффективность территорий опережающего развития прежде всего надо по соотношению бюджетных инвестиций и частных, то есть по тому, сколько денег приходится тратить федеральному бюджету для того, чтобы привлечь частные инвестиции. На сегодняшний день этот показатель, текущий, фактически 7, по соглашениям плановый – 30, но к концу года по планам мы должны выйти на показатель 11.

Второе. Территорий опережающего развития с учётом моногородов стало довольно много. Поэтому Председатель Правительства сказал о том, что необходимо внимательно относиться к созданию каждой новой территории и докладывать о том, почему создаём, какие цели и задачи ставятся. В любом случае решение о создании новой территории опережающего развития принимается Правительством Российской Федерации.

Вопрос: Критика была какая-нибудь?

Ю.Трутнев: Если это можно отнести к критике, то можно сказать о том, что есть необходимость совершенствования законодательства в части того, что на сегодняшний день согласно закону, если ты зарегистрировал резидентство в ТОР, можно распространять льготы по соцстраху на старую численность. Это неправильно. Поэтому в этой части закон будет уточнён. В принципе все позиции Минвостоком и Минтрудом уже согласованы, поправки в закон на согласовании в Правительстве, естественно, этот недостаток будет устранён. Там больших потерь нет. Но эту дырку в заборе надо закрыть. Мы ещё раз сегодня говорили о том, что территории опережающего развития как институты создаются для новых проектов. Они по-другому и не могут работать, потому что выделяется новая территория и только те предприятия, которые строятся, новые, подпадают под льготы.

Вопрос: Скажите, в целом на этих территориях опережающего развития всё идёт успешнее, чем планировали, как планировали или хуже, чем планировали?

Ю.Трутнев: Я вам так скажу: идёт лучше, чем планировалось. Существенно лучше. Но мне сам по себе подход к плановости чуть-чуть не нравится. Мне кажется, здесь немножко другая история.

Почему я сказал о мультипликаторе? Когда мы создаём территорию опережающего развития, практически на каждую территорию я выезжаю сам. Я пытаюсь сам разобраться, что же происходит, почему мы там создаём. Смотрим инвесторов, с каждым встречаемся. Предположим, у нас на старте три-пять инвесторов. Скажем совершенно честно – это не значит, что все три-пять инвесторов развернут свои проекты. Бывают ситуации, когда у нас, например, из пяти проектов три стартовало, а два буксуют. Что мы должны делать в этом случае? Плакать? Вряд ли. Мы должны добиться того, чтобы если два отпало, то три вошло. И это получается.

Были сегодня предложения по ответственности инвесторов, эта тема обсуждалась. Но Председатель Правительства её не поддержал, потому что инвестиционный проект – это довольно сложный процесс, по целому ряду разных причин инвестиционный проект может не состояться.

Но это наша задача – заполнить территорию опережающего развития. Территория опережающего развития – это, по сути дела, пространственный технопарк. Мы создаём для бизнеса территорию, которая обеспечена налоговыми преференциями, инфраструктурой, на которой действуют упрощённые административные процедуры.

Кстати, об административных процедурах. Сегодня выступал руководитель компании «Соллерс» и попросил Дмитрия Анатольевича Медведева разрешения зарегистрировать новые проекты в рамках территорий опережающего развития. Он сказал, что, к сожалению, в особой экономической зоне он тратит очень много времени на согласование документов, проект планировки территории, то есть проект теряет динамику. Мы, естественно, это предложение примем, будем расширять границы ТОР, для того чтобы новые проекты «Соллерса» вошли, потому что там проекты моторного производства, достаточно важные технологичные проекты.

Вопрос: Хабаровский губернатор сказал, что вне ТОР требовалось пятьсот дней на то, чтобы зарегистрировать предприятие. Вам не кажется, что это слишком много для инвестиционной привлекательности России?

Ю.Трутнев: Да много, конечно. Но мы не считаем, что только ТОР должны развиваться. Во-первых, ТОР – только одна из практик работы по развитию Дальнего Востока. Сегодня в целом Правительством подготовлено, а Президентом подписано 12 законов, которые улучшают инвестиционный климат на Дальнем Востоке, совершенно разных – о тарифах, об упрощённом оформлении визы и так далее.

Но мы не только следим за соблюдением закона, не только разговариваем с инвесторами, отвечаем на их вопросы, даём им определённые обещания, потому что это очень важно. Инвестиции – это не только климат, это  ещё и уверенность. Это доверие. И если того или другого нет – это не работает.

Есть и ещё один очень важный момент – это, что называется, чистка наших рядов в процессе инвестиций, потому что один попавшийся в цепочке недобросовестный чиновник может довольно сильно тормознуть реализацию проекта. Мы и этим занимаемся. В процессе реализации инвестиционных проектов бывают ситуации, когда инвесторы на меня выходят и говорят о том, как некоторые чиновники не помогают, а мешают реализации. Мы эту проблему решаем, решаем её быстро, без волокиты. Разговариваем с губернаторами, если это субъектовые служащие. Если это служащие территориальных отделений федеральных органов исполнительной власти, разговариваем с руководителями федеральных органов.

Нам всё равно потребуется в определённой степени повысить уровень управления во всех слоях, на всех системах, чтобы это реально работало, чтобы было не 500 дней, а две недели, как это у нас сейчас происходит.

У нас вчера был на эту тему интересный разговор. Ко мне господин Швецов (В.Швецов, генеральный директор ПАО «Соллерс» (резидент особой экономической зоны, г. Владивосток)) зашёл перед совещанием, говорит: «Я потерял полтора года на согласование проекта планировки территории. Но я сейчас выйду из оболочки, сделаю этот проект сам, а потом буду проситься в ТОР». Я говорю: «А почему не сразу?» Он говорит: «Потому что в ТОР тоже процесс планировки территории, я же и там время потеряю». Я говорю: «Ни разу не слышал претензий по этому поводу». Связался прямо при нём с руководителем корпорации развития, говорю: «Сколько надо времени на утверждение проектов планировки территорий?». Он говорит: «На разработку и утверждение нужно месяц». Я говорю: «Разрабатывать не надо, проект уже есть». Он говорит: «Тогда три дня». Есть разница между тремя днями и полутора годами? Нам всем надо учиться работать, тогда у нас и инвестиции в страну будут приходить больше и больше.

Вопрос: Про дальневосточные порты. Палата представителей Конгресса США приняла законопроект по усилению санкций против КНДР, и там есть норма, которая предполагает контроль за иностранными портами на предмет соблюдения установленных против КНДР ограничений. Там в том числе наши порты: Находка, Ванино, Владивосток.

На Ваш взгляд, как это на нас скажется? Насколько мы вообще активно сотрудничаем с КНДР, насколько там большой поток, есть ли для российских дальневосточных портов риски в связи с этим?

Ю.Трутнев: На мой взгляд, Соединённым Штатам Америки надо заниматься делами Соединённых Штатов Америки. Что касается наших портов, у нас вполне достаточно органов власти и контрольных органов, которые в состоянии проконтролировать исполнение всех международных обязательств, которые взяла на себя Россия.

<…>