Расширенная коллегия Министерства финансов

Об итогах работы министерства за 2015 год и задачах на предстоящий год.

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад Антона Силуанова об основных направлениях деятельности Министерства финансов в 2015 году и задачах органов финансовой системы Российской Федерации на 2016 год

Сообщение председателя Центрального банка Российской Федерации Эльвиры Набиуллиной

Сообщение председателя Счётной палаты Татьяны Голиковой

Сообщение губернатора Московской области Андрея Воробьёва

Заключительное слово Дмитрия Медведева

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые члены президиума! Уважаемый Антон Германович! Всех рад приветствовать. Собрались, как обычно, по окончании одного года, чтобы обсудить итоги, наметить планы на будущее. Многие темы я вчера затронул, выступая в Государственной Думе с отчётом Правительства. Собственно, это суммарный итог деятельности всех органов управления, в том числе и Министерства финансов. Тем не менее сегодня мы должны обсудить более предметно вопросы, которые касаются министерства.

Ещё раз скажу о том, что где-то, может быть, пару лет назад нам было даже трудно представить, с какими испытаниями столкнётся российская экономика, в первую очередь бюджетная система, какую проверку на прочность предстоит ей пройти, когда не один отрицательный фактор, а целый ряд неприятных факторов или позиций будут единовременно менять условия нашей работы. Я их перечислять не буду, вы их все хорошо знаете, и вчера, выступая в Государственной Думе, я об этом же говорил.

Тем не менее скажу ещё несколько слов таких с оценками. Нам неоднократно предсказывали катастрофу, говорили о том, что экономика разрушится или, как выразился один мой коллега, экономика будет порвана в клочья. Но мы с вами непосредственно занимаемся российской экономикой и прекрасно понимаем, что никаких клочьев нет. Есть трудности, но, строго говоря, если смотреть на историю последних нескольких десятилетий, то нынешнее состояние российской экономики, и тем более финансовой системы, гораздо лучше, чем в определённые исторические периоды.

В прошлом году мы успешно решили три тактические задачи: помогли экономике адаптироваться к новым условиям, не дали разогнаться инфляции – а этому предпосылки были – и сохранили стабильную ситуацию на рынке труда.

После тяжёлого первого полугодия экономика стабилизировалась, но, конечно, некоторого снижения валового продукта избежать не удалось. Тем не менее всё познаётся в сравнении. Я недаром такую ретроспективу делал вчера и сегодня хочу сказать: если говорить о кризисе 2008 и 2009 годов, то снижение всё-таки было в два раза меньше, чем в 2009 году. Инфляция не превысила показатели 2008 года, уровень официальной безработицы вырос совсем незначительно (опять же в сравнении с показателями предыдущего кризиса), поскольку мы предусмотрели целый комплекс мер по поддержке занятости.

Мы не могли бы решить этой задачи без продуманной и адекватной бюджетной и макроэкономической политики. Скоординированные действия и Министерства финансов, и Банка России позволили сохранить устойчивость системы, даже несмотря на то, что в конце года цены на нефть вновь поползли вниз. Вчера, выступая в Думе, я сказал: действительно, мы на протяжении новейшей истории практически не сталкивались с ситуацией, когда цены падали в два раза на основной источник дохода, то есть на углеводороды. В прошлом году это произошло.

Министерство финансов проводило расчёты: считало и возможности, и риски. Был предложен пакет мер, которые позволили минимизировать возможные негативные последствия. И несмотря на крайне негативный настрой тех же рейтинговых агентств ещё год назад, в  этом году на фоне масштабного пересмотра кредитных рейтингов всех сырьевых стран оценки России оставлены без изменения, может быть, в том числе и потому, что они изначально были занижены. И всё-таки мы исходим из того, что помимо сугубо экономических факторов, которые влияют на принятие решений рейтинговыми агентствами, там не обошлось и без политической составляющей. Очевидно, что усилия и достижения в вопросе макроэкономической стабилизации не могли не остаться незамеченными. Министерство в целом, я хотел бы об этом специально сказать – не потому, что обычно на коллегии принято хвалить министерство, куда пришёл послушать отчёт, а говорю абсолютно об этом искренне, – проявило себя в очередной раз эффективным и высокопрофессиональным коллективом. Но самое главное, что удалось справиться с теми весьма непростыми задачами, которые стояли. 

Минфин принимал и принимает участие в создании оперативных планов Правительства по стабилизации экономики. В прошлом году план у нас назывался антикризисным, в этом году он называется новым планом действий в экономике –  Планом действий Правительства по обеспечению стабильного социально-экономического развития. Но суть по большому счёту от этого не меняется, и в том и в другом плане, кстати, Минфин является ответственным исполнителем по значительному количеству позиций. Тем не менее новый план отличается от предыдущего, он содержит не только меры оперативного характера, но и те позиции, которые направлены на развитие, касаются отдельных отраслей промышленности, сельского хозяйства, формирование фундамента для роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Частью новой налоговой политики было и повышение эффективности налогового администрирования, сделан первый шаг к созданию единого механизма контроля за поступлением налогов. Я помню, сколько мы на эту тему дискутировали, тем не менее точка поставлена, теперь самое главное, чтобы, как говорили классики, Минфин сумел всей этой совокупностью возможностей, той властью, которая Минфину дана, правильно распорядиться.

Формируются необходимые условия для создания всероссийской базы данных по актам гражданского состояния, что позволит поднять на качественно новый уровень администрирование имущественных налогов и, самое главное, что мы получаем единую базу, почему, собственно, и была воспринята точка зрения, что это лучше делать на базе Федеральной налоговой службы.

В рамках антикризисных решений было приостановлено создание новых консолидированных групп налогоплательщиков, разрабатывается методика оценки эффективности налоговых расходов в целях систематизации подходов к выявлению и отмене неэффективных налоговых льгот. Благодаря в целом консервативной бюджетной политике мы сохранили стабильность бюджетной системы, и, наверное, это самое главное. Дополнительным шагом стало решение временно вернуться на практике к планированию расходов на один год. Это было в прежних условиях, сегодня мы считаем, что есть возможность возвращаться и к трёхлетнему бюджетному циклу, во всяком случае этот вопрос вчера обсуждался и с коллегами по Государственной Думе.

Расширенная коллегия Министерства финансов

Бюджет был оперативно скорректирован исходя из более реалистичной оценки среднегодовой стоимости нефти. Мы практически сразу же отказались от пропорционального сокращения по всем статьям, проводили оптимизацию очень аккуратно, хотя это и стоило, скажем прямо, трудовых усилий всем, включая руководство Правительства, и, конечно, стоило нервов Минфину, Министерству экономического развития и другим министерствам, которые занимались этими вопросами.

В начале года мы, как я уже отметил, увидели новый провал на нефтяном рынке, тем не менее там также произошла некоторая коррекция, и пока нам удалось избежать корректировки бюджета, хотя поначалу, то есть где-то в январе, нам всем это казалось неизбежным. Мы будем внимательно следить за дальнейшими изменениями. Это особенно важно в условиях возвращения к трёхлетнему планированию. Прежде всего нужно закрепить позитивные процессы, которые появились в прошлом году, в частности я имею в виду доходы ненефтегазового сектора – об этом говорил вчера и ещё раз хочу повторить. Это, конечно, очень важно, что они увеличились до 57%, в перспективе около, может быть, даже 60% будут в общедоходной базе. В номинальном выражении они выросли примерно на 10%, и мы ещё раз констатируем, что это не только снижение цен на нефть, хотя оно, конечно, сказывается, но и всё-таки начало процесса создания и развития собственного производства.

Во многом всему этому способствовала реализация масштабной программы по докапитализации банковской системы. Объявление о ней в конце декабря 2014 года позволило успокоить и людей, и бизнес, фактически создать фундамент для возобновления роста кредитования и нормальной работы банковской системы. Вчера, как обычно, в Государственной Думе на эту тему была полемика, в очередной раз вспоминали этот триллион почти. Тем не менее все здравомыслящие люди (как в советские времена говорили, люди доброй воли) прекрасно понимают, что без этого финансирования просто не удалось бы стабилизировать ситуацию в целом и сегодня мы бы получили обломки того, что имеем в настоящий момент.

В прошлом году была выстроена система стимулирования строительства жилья, целый ряд других задач был решён, но понятно, что проблемы остаются.

В последние годы на передний план вышла проблема несбалансированности региональных бюджетов, роста их долговой нагрузки. Она весьма остро проявилась и в прошлом году, и в этом даёт о себе знать. В некоторых случаях эта проблема весьма серьёзна, в некоторых она мягче, но в целом за год федеральный бюджет, как известно, выделил регионам более 1,6 трлн рублей. Кроме того, выделялись и кредиты для замещения более дорогостоящих видов заимствования. Конечно, все эти вопросы и в прошлом году, и в этом году должны решаться, как мы любим говорить, адресно, то есть применительно к условиям хозяйствования и, конечно, к имеющимся условиям задолженности в каждом конкретном регионе.

Удалось (и это тоже большое общее достижение) сохранить низкий уровень государственного долга. Его объём составил всего 13,6% ВВП, что сохраняет нам очень неплохие возможности на будущее.

Несмотря на всю стрессовую ситуацию на финансовом рынке, министерство обеспечило привлечение более чем 800 млрд рублей на внутреннем финансовом рынке, а рынку были нужны и остаются нужны новые финансовые инструменты. Впервые появились облигации с номиналом, который индексируется на инфляцию, и целый ряд других инструментов тоже в настоящий момент обсуждается.

На Министерстве финансов, несмотря на всё то, о чём я сказал, сохраняется очень большая ответственность за проведение государственной политики в финансовой, бюджетной сфере и в целом за состояние дел в экономике. Я коротко сформулирую ещё несколько позиций.

Первой задачей должна стать реализация уже принятых решений в рамках бюджета 2016 года с конечной целью дефицита в объёме 3%, а также подготовка нового бюджета на трёхлетнюю перспективу. Эта задача очень непростая, крайне непростая. С одной стороны, нужно обеспечить консолидацию бюджета, с другой – сделать так, чтобы экономический рост не пострадал, а по возможности ещё и ускорился. В целом текущие задачи могут быть решены. У министерства есть не только эти позиции, но и целый ряд других функций, вновь приобретённых, включая вопросы развития страхового бизнеса, банковского сектора, лизинговой деятельности, в ведение министерства переданы Росалкогольрегулирование, таможенная служба, поэтому всё это должно быть в поле зрения и министра, и всех сотрудников министерства.

Расширенная коллегия Министерства финансов

Второе, о чём бы хотел сказать. Очевидно, что такая переделка, такая переработка бюджета невозможна без изменения подходов к бюджетной политике и бюджетным расходам. Внедрённый несколько лет назад механизм государственных программ хотя и является наиболее оптимальным, но пока заработал, мягко говоря, не в полную силу. Мы не так давно встречались, разбирали все те проблемы, которые существуют, и договорились о том, что это не будет означать отказа от существующей модели, но очевидно, что в эту систему нужно вдохнуть новую жизнь, чтобы она всё-таки стала работающей, а не фиктивной или формальной. Для чего это делается – объяснять не буду, что для этого делается – также мы об этом ещё поговорим.

Третье. Дальнейшее укрепление финансовой системы нам также необходимо, тем более что иностранные санкции по отношению к российским компаниям и российскому финансовому сектору сохраняются, и, к сожалению, судя по тем индикаторам, которыми мы располагаем, они вполне вероятно ещё и сохранятся, а это значит, нам нужно будет и дальше самостоятельно нести ключевую нагрузку. Я имею в виду, что внутренняя наша финансовая система сама будет все эти вопросы решать с точки зрения обеспеченности экономики деньгами и финансирования расходов государства. Поэтому необходимо развивать новые инструменты, в целом повышать нормы сбережений в российской экономике. Я рассчитываю, что слаженная работа между Минфином, Банком России, другими ведомствами правительственными будет продолжена.

В начале марта одобрены основные направления развития финансового рынка. Документ охватывает широкий спектр вопросов, сейчас нужно перейти в плоскость реализации тех задач, которые там поставлены.

И ещё одна задача заключается в том, чтобы обеспечить непрерывность осуществления переданных Казначейству России функций упразднённого Росфиннадзора. Внутренний государственный контроль необходимо организовать на новом уровне и контролировать вообще всё, что происходит. Недавно на совещании я говорил о недопустимости неисполнения обязательств перед агентами экономической деятельности и, конечно, перед нашими людьми, перед гражданами. И сейчас казначейству необходимо обеспечить ритмичное использование бюджетных средств, в том числе в рамках сопровождения государственных контрактов. Требуется отработать новый механизм, который всё-таки был бы не тормозом, а подспорьем, для того чтобы финансировать расходы бюджета.

Министерство является открытой системой, и это неплохо. У нас благодаря работе всех, кто присутствует в этом зале, в прошлом году Россия сохранила высокий показатель по индексу открытости бюджета. Это действительно свидетельствует о том, что вы умеете работать не просто профессионально, но и в открытом ключе, чего, откровенно сказать, всегда ждут от Министерства финансов, потому что каждый хочет понимать, что происходит с его деньгами. Вот этот индекс рассчитывается из 102 стран, министерство, как известно, заняло 11-е место. Само по себе это хороший показатель.

Я думаю, что Антон Германович легко продолжит то, что я начал, конечно, не повторяясь. Спасибо.

Доклад Антона Силуанова

А.Силуанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Вчера в выступлении в Государственной Думе, Дмитрий Анатольевич, Вы в качестве первой задачи Правительства назвали вопрос бюджетной консолидации. Действительно, решение этой задачи – это объективная реакция на те внешние вызовы, с которыми столкнулась наша экономика. Только снижение поступлений иностранной валюты в страну за 2015 год составило 13% ВВП по платёжному балансу. Такого масштабного шока платёжный баланс не испытывал за десятилетия, включая кризисные явления 80-х годов прошлого столетия.

Принятые в ответ на изменившуюся ситуацию меры в бюджетной и денежно-кредитной сфере позволили экономике пройти процесс первичной адаптации быстрее и с наименьшими потерями. Сейчас происходит улучшение ситуации. По итогам I квартала подросло промышленное производство, инфляция вернулась в однозначные значения. Отток капитала в этом году будет в два раза ниже, чем в прошлом году, и этот отток будет минимальным начиная с 2007 года.

Ключевым ориентиром по бюджету на этот год остаётся 3% ВВП при цене 40 долларов за баррель, и мы будем принимать все меры для того, чтобы обеспечить этот показатель. Улучшение макроэкономической ситуации подтверждается и рейтинговыми агентствами. Действительно, Вы сказали, при тотальном пересмотре рейтингов стран с сырьевой направленностью и стран с развивающимися рынками у Российской Федерации рейтинги не изменились. На наш взгляд, это показывает, что та экономическая политика, которая проводится, верная.

За последние два года изменилась структура экономики. Увеличилась доля ненефтегазовых торгуемых секторов, а доля неторгуемых секторов сократилась, произошёл существенный рост прибыли и уровня рентабельности, что запустило экономический рост и инвестиционную активность. Особенно это показательно в таких отраслях, как сельское хозяйство, внутренний туризм, пищевая промышленность, деревообработка и целый ряд других.

Какую роль в этом процессе сыграла бюджетная политика? Одно из ключевых значений принадлежит именно бюджетной политике. Принятые решения по оптимизации бюджетных расходов, по аккуратному подходу к текущим обязательствам способствовали быстрой подстройке экономики к новым условиям, стабилизации ключевых макроэкономических показателей, а значит, это всё содействовало созданию условий для построения инвестиционных планов российских компаний.

Удалось сдержать дефицит бюджета. За прошлый год дефицит бюджета составил 2,4% от ВВП. Такой уровень дефицита был необходим, с тем чтобы компенсировать сжатие кредитной активности банковской системы. По итогам прошлого года 11,5% роста денежной массы произошло, и в основном этот рост был сформирован за счёт дефицита бюджета. Однако дефицит из помощника может стать врагом российской экономики, и уже сейчас вклад в рост денежной массы сужает пространство для расширения кредитного мультипликатора. Банк России справедливо называет бюджетный дефицит одной из ключевых причин, которые ограничивают возможности снижения процентных ставок в банках. 

Сохранение бюджетного дефицита на текущих уровнях означает, что во избежание инфляционных последствий экономика сможет себе позволить только крайне умеренное восстановление кредитной активности, а значит, инвестиционная активность не сможет получать тот приток денежных средств из банковского сектора, который ей необходим.

Не надо забывать и о других рисках. За бюджетный дефицит надо платить. При текущем уровне бюджетного дефицита и текущем уровне процентных ставок объём процентных расходов каждый год будет нарастать, вытесняя все остальные важные бюджетные траты. Это уже происходит сейчас, правда, мы пока тратим резервный фонд. Это не приводит к росту процентных расходов, но снижает наши доходы за счёт уменьшения прибыли Банка России, за счёт уменьшения доходов, которые мы получаем от размещения в активы средств резервов. Но уже с 2017 года процентные расходы могут резко вырасти, что нельзя допускать, поэтому цель номер один для Министерства финансов в текущих условиях – это проведение бюджетной политики, направленной на долгосрочную макроэкономическую устойчивость, и содействие структурной трансформации нашей экономики. Задача способствует переходу экономики в новое равновесие с низкой инфляцией, низкими процентными ставками, относительно стабильной реальной курсовой динамикой рубля и в новое качество структуры бюджетных расходов. Именно такое равновесие позволит и ускорить темпы потенциального роста, и увеличить инвестиционную активность частного сектора.

Мы часто слышим, уважаемые коллеги, о том, что Министерство финансов не отвечает за экономический рост. Однако никому настолько не важен экономический рост, как Министерству финансов. Ведь только увеличение доходов, обеспеченное реальным ростом экономики, позволяет решить больше задач, возложенных на государство. Инфляционные доходы, доходы, вызванные изменением валютного курса, ничем, по сути, не отличаются от повышения налогов. Это либо изъятие средств у населения через инфляционный налог, либо неуправляемое сокращение бюджетных расходов. Поэтому ускорение темпов роста российской экономики – одна из ключевых задач, обеспечивающая в том числе и устойчивость всей бюджетной системы.

Важно подчеркнуть, что ограничение объёмов расходов и дефицита – это не только вопрос устойчивости государственных финансов, это вопрос общего макроэкономического равновесия, к которому необходимо привести экономику. Даже если представить себе увеличение цен на нефть, от которых зависит сильно бюджет, до уровня порядка 60–70 долларов за баррель, без бюджетной консолидации мы столкнёмся с серьёзным укреплением реального курса рубля и, соответственно, последствиями для нашей экономики – потерей конкурентоспособности наших экономических субъектов. При этом справиться с управлением реальным курсом рубля только инструментами Центрального банка невозможно.

Таким образом, без бюджетной консолидации экономика будет скатываться в сторону докризисного состояния, когда будут доминировать только сырьевые экспортно ориентированные отрасли, а все отрасли с высокой добавленной стоимостью будут находиться в неконкурентном положении. Поэтому долгосрочным ориентиром в бюджетной политике должен выступать уровень бюджетных расходов, соответствующий доходам бюджетов, рассчитанным при цене на нефть 40–50 долларов за баррель.

Создание новых бюджетных правил на долгосрочную перспективу – это одна из ключевых задач Министерства финансов в этом году, это задача, направленная не на сугубо бюджетные цели, а на обеспечение устойчивости макроэкономической конструкции, стабильного развития российской экономики. Наши предложения уже были рассмотрены на Национальном финансовом совете, и мы этой осенью внесём необходимые предложения в Правительство Российской Федерации. Новые бюджетные правила будут являться первым якорем бюджетной политики на предстоящие годы.

Второй якорь бюджетной политики – это темпы бюджетной консолидации в рамках бюджета 2017 года и на плановый период 2018–2019 годов. В настоящее время Министерство финансов готовит комплексный документ, описывающий основные направления бюджетной, налоговой, долговой политики на этот период. В ближайшие месяцы он будет представлен в Правительство. Ключевая задача этого документа – обеспечить переход бюджетной системы к ориентирам нового бюджетного правила за трёхлетний период, сформировать условия для структурных изменений в экономике, способствовать повышению темпов её роста. Такой подход предусматривает плавную бюджетную консолидацию темпами примерно – один процентный пункт ВВП ежегодно. Это позволить выйти к параметрам сбалансированного бюджета через несколько лет.

Мировой опыт показывает, что наиболее эффективный способ бюджетной консолидации, который положительно влияет на рост, – это сокращение бюджетных расходов. Очевидно, что, несмотря на консолидацию, приоритет расходной части бюджета должен быть ориентирован на две основные цели – это борьба с бедностью и поддержка экономического роста.

Ориентация на достижение ключевых целей в рамках финансовых ограничений требует качественного изменения подходов к реализации государственной политики. Основой должен стать проектный подход, для реализации которого в своё время и был введён институт государственных программ. На наш взгляд, система государственных программ нуждается в перезагрузке. Необходимо более чётко, в полной увязке с целями Правительства определять ключевые показатели деятельности, своего рода QPI для ведомств, и способы их достижения в рамках имеющихся ресурсных ограничений. Именно такой проектный подход и может быть реализован через инструмент государственных программ. Исполнение показателей госпрограмм должно оцениваться с привлечением внешнего аудита с рассмотрением результатов такого аудита на заседаниях Правительства. Отчитываться должен ответственный исполнитель госпрограмм, поэтому и полномочия по распределению бюджетных ассигнований должны находиться у него. Необходимые изменения в порядок работы с государственными программами готовятся в настоящее время Министерством финансов.

Вообще, целеполагание и объём ресурсов – вот, по сути дела, два основных критерия, которые должны быть положены в основу целеполагания. Мы считаем, что при подготовке нового бюджетного процесса мы должны чётко определить предельные наши возможности с точки зрения финансового обеспечения государственных программ. И исходя из этих возможностей, чётко определить те цели деятельности Правительства, на которые достаточно финансов, достаточно мер регулирования, которые имеются в качестве инструментария министерств и ведомств, и таким образом подойти к формированию бюджета на 2017-й и последующий годы, исходя из задач необходимости стабилизации макроэкономической ситуации через объёмы расходов, которые мы себе можем позволить, а после этого определения распределять эти расходы по тем приоритетам и целям, которые ставит перед собой Правительство.

На тех же принципах целеполагания должна быть построена работа и в части пересмотра налоговых льгот и освобождений по сборам и взносам, которые, по сути дела, являются скрытыми расходами. В прошлом году Минфином была проделана работа по систематизации в едином документе всех льгот и освобождений, разнесения их по отдельным государственным программам. Задача на этот год – провести работу по оценке эффективности льгот и их влиянию на экономический рост и по результатам этой работы представить предложения по отмене неэффективных преференций.

Зачастую предоставление льгот рассматривается просто как наиболее простой способ осуществления бюджетных расходов. Наша позиция заключается в постепенном сокращении использования механизма льгот и при необходимости замене их бюджетным субсидированием экономическим агентам.

Хочу сказать, что действительно в последнее время мы приняли много льготных режимов, в том числе в особых зонах, в том числе на территориях опережающего развития, в регионах, которым предоставляется дополнительная льгота. Так вот надо оценить, уже прошёл год, прошло время. По особым экономическим зонам есть уже конкретные результаты, где мы видим, когда целый ряд экономических агентов просто перерегистрировались в этих зонах, не создавая новые условия для новых бизнесов. Мы не об этом договаривались, поэтому считаю необходимым… Сейчас нужно провести анализ действующих инструментов, которые уже работают в части льготных режимов, и подвести итог, насколько эффективны такие режимы, насколько дальше необходимо их развивать.

Цель номер два Минфина – это повышение операционной эффективности расходования бюджетных ресурсов. Какие здесь проблемы? В первую очередь это рост дебиторской задолженности. По состоянию на начало года 3,3 трлн рублей составляет дебиторская задолженность, за год увеличилась на 700 млрд рублей и сейчас дальше продолжает расти.

Вторая проблема – это неравномерное использование бюджетных средств в течение года. Большая часть ресурсов бюджета тратится, как известно, в декабре – 20% всех кассовых ресурсов. Ну и, конечно, это наличие неиспользуемых остатков. На 1 января 2016 года общий объём целевых остатков на счетах бюджетов регионов составил 72 млрд рублей, на счетах бюджетных автономных учреждений – 218 млрд рублей. Я уже не говорю, сколько остатков хранится на счетах юридических лиц. Что делать в этой связи?

Первое. Нам необходимо ужесточить кассовую дисциплину. Мы это уже делаем. Мы ввели в использование такой ограничительный инструмент, как предельные объёмы финансирования. Результаты его очевидны: за I квартал расходы уменьшились на 510 млрд рублей, или на 12%, при этом никаких задержек по заработной плате, никаких сбоев в финансировании не было. Мы просто уменьшили объёмы авансов. И теперь, если главный распорядитель бюджетных средств приходит с предложением проавансировать в значительном объёме свои траты, то это проходит рассмотрение в Министерстве финансов, и в случае подтверждения необходимости таких трат эти авансы осуществляются. Но такого, как было раньше, мы не можем допустить, когда в первые два месяца прошлого года наибольший объём расходов был осуществлён именно через предоставление авансов.

Почему это важно? При наличии таких ограничений мы меньше тратим средств наших резервов, ведь все траты бюджета финансируются как за счёт доходов, поступлений, так и за счёт траты резервов, к которым нам нужно очень аккуратно относиться. Мы считаем, что все участники бюджетного процесса должны понимать и ценить стоимость этих денег, потому что мы либо заимствуем с внутреннего рынка и платим за это проценты, либо сокращаем наши резервы. Поэтому вопрос аккуратности использования, выделения бюджетных ассигнований – это одна из наших ключевых задач.

Второе. Не менее важно не допустить возникновения в IV квартале так называемого бюджетного навеса. У нас по некоторым главным распорядителям расходы федерального бюджета на декабрь превышают половину всех ранее произведённых кассовых расходов. Например, расходы Министерства по Дальнему Востоку за декабрь в четыре раза превысили ранее произведённые расходы. А у Росграницы, «Роскосмоса», Министерства по Северному Кавказу расходы за декабрь сопоставимы со всеми расходами, которые они, эти ведомства, провели  за 11 месяцев прошлого года. Ну это никуда не годится! Во многом проблемы исполнения федерального бюджета связаны с несвоевременным обеспечением процедур, процедурных вопросов, – с заключением соглашений, контрактных договоров и так далее. В целях минимизации подобных случаев предусмотрена блокировка и отзыв лимитов бюджетных обязательств, по которым на 1 октября текущего года не приняты бюджетные обязательства. Важно, чтобы с точки зрения усиления бюджетной дисциплины эти решения были безусловно выполнены. Это подстегнёт, будет стимулировать наших главных распорядителей бюджетных средств равномерно тратить бюджетные ассигнования, а также своевременно заключать договоры и соглашения о предоставлении этих средств.

Третье. В этом году мы внедрим механизм, при котором средства из федерального бюджета перечисляются ровно в тот момент времени и в том объёме, когда это требуется для получателя средств и в соответствии с целями их предоставления. Минфин периодически сталкивается с сопротивлением и опасением со стороны отдельных ведомств в отношении действия этих механизмов. В связи с этим Федеральному казначейству, департаментам Минфина необходимо продолжить разъяснительную работу по порядку применения этого механизма. Сбоев финансирования быть не должно, но и отвлечение бюджетных средств в депозиты коммерческих банков также необходимо исключить. Благодаря инвентаризации неиспользованных остатков ранее предоставленных целевых средств на казначейские счета поступило 144 млрд рублей целевых остатков прошлых лет. Когда-то эти деньги с боем выбивались в Министерстве финансов – и до сих пор не использованы. Это ещё не все перечислили. Уверен, что совместно со Счётной палатой мы продолжим работу в этом направлении. В 2017 году будет расширено казначейское сопровождение не только авансов, но и по всем контрактам в части товаров, работ и услуг.

Четвёртое. В этом году функция по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере от Росфиннадзора передана Федеральному казначейству. Отмечу, что это позволило сократить порядка 30% государственных гражданских служащих, что никоим образом не скажется на качестве выполняемых ранее контрольных функций Росфиннадзора. Будет создана новая современная система государственного финансового контроля. Процедуры контроля будут понятными и прозрачными для внешней среды. Для этого будут разработаны единые стандарты контроля и унифицированы подходы к его осуществлению.

Пятое. Повышение производительности труда в финансовой системе. Будет осуществляться централизация в Федеральном казначействе обеспечивающих функций по ведению бюджетного учёта и формированию отчётности, а также расчётов по оплате труда. Это позволит снизить стоимость выполнения указанных функций за счёт сокращения численности государственных гражданских служащих.

В этом году мы создадим систему централизованного учёта бюджетных и денежных обязательств в органах Федерального казначейства, что позволит перейти к учёту дебиторской и кредиторской задолженности. Федеральным казначейством в этом году проводится подготовительное мероприятие для проведения в 2017 году эксперимента по централизованному ведению бюджетного учёта и начислению заработной платы. Это существенно позволит сократить число работников государственных, которые сегодня осуществляют эти функции в других распорядителях средств, получателях средств, и, соответственно, повысит эффективность этого процесса.

В дальнейшем казначейство должно стать своего рода бюджетной платёжной системой, расчётным центром для сектора государственного управления, что повысит ликвидность казначейского счёта и обеспечит участников бюджетного процесса современными платёжными услугами и сервисами, используемыми в банковской практике.

Шестое. Не менее важной стратегической задачей в рамках реализации тактических мер, целей деятельности Минфина является задача по повышению качества оказываемых государственных услуг. Для решения этой задачи в этом году государственные задания для учреждений на федеральном уровне были утверждены на основании базовых и ведомственных перечней услуг, а субсидии на их содержание рассчитаны на основании единых базовых нормативов затрат.

Следующим этапом должно стать оказание государственных услуг на конкурентной основе. Мы должны активно вовлекать в этот процесс негосударственные организации. Для этого в текущем году необходимо завершить работу над законопроектом о государственном заказе на оказание государственных услуг в социальной сфере.

Расширится электронное взаимодействие в бюджетном процессе. С 2017 года в электронном бюджете будут вестись процессы управления закупками, бюджетные росписи главных распорядителей бюджетных средств, бюджетные сметы получателей средств бюджета, а также планы финансово-хозяйственной деятельности федеральных бюджетных и автономных учреждений. Субъекты Российской Федерации стали подключаться к электронному бюджету впервые в прошлом году для формирования ведомственных перечней государственных и муниципальных услуг. Хотелось бы поблагодарить всех участников за слаженную совместную работу и особенно отметить регионы, которые активно участвуют в подключении к электронному бюджету и в получении новых электронных сервисов: это Воронежская область, Республика Мордовия, Саратовская область, Забайкальский край. Они уже реализовали все необходимые процедуры подключения к системе, сформировали свои перечни услуг в электронном формате и обмениваются таким образом.

Третья стратегическая цель Минфина касается доходной части бюджета. Здесь стоят следующие цели: обеспечение стабильности и предсказуемости налогового режима, повышение собираемости налогов и сборов, улучшение качества делового климата через упрощение и повышение удобства работы для экономических агентов, работающих вбелую, и, соответственно, создание невозможности для работы вне налогового законодательства. Это всё должно быть направлено на повышение конкурентоспособности нашей экономики. Какие задачи мы видим в рамках этой цели?

Первая – это стабильность налоговых условий. Стабильность налоговых условий является прямым следствием устойчивости бюджетной конструкции. Всем понятно, что существующий дефицит бюджета сейчас – это высокий риск увеличения налоговой нагрузки в будущем. Поэтому с этой точки зрения важен устойчивый баланс бюджета. Тем не менее налоговая система не стоит на месте: в преддверии грядущих приватизационных сделок в нефтяной отрасли крайне важна информация о системе налогообложения отрасли в дальнейшем. Поэтому одной из главных задач на этот год для Минфина является разработка новой системы налогообложения, в рамках которой гарантировалась бы устойчивость основных бюджетных параметров и стабильное долгосрочное развитие отрасли при любых колебаниях нефтяных цен. Такие предложения будут представлены в Правительство Российской Федерации в текущем году.

Важна также определённость относительно объёмов дивидендов, выплачиваемых государственными компаниями. В этом году норматив увеличен до 50% от прибыли. Считаем такую меру полезной, поскольку компании с более сильным дивидендным потоком привлекают больший интерес инвесторов, а значит, увеличивается их стоимость, с одной стороны, а с другой стороны, появляется стимул повышения эффективности инвестиционных программ и формируется дополнительный поток ресурсов в бюджетную систему. Мы будем предлагать Правительству продлить  действие нормы о 50-процентной выплате дивидендов и на последующие годы. 

В целях стимулирования развития малого и среднего бизнеса в налоговое законодательство будут подготовлены изменения, которые позволят снизить издержки субъектов малого и среднего предпринимательства, расширить круг малых предприятий, имеющих возможность применять специальные налоговые режимы, снизить неформальную занятость. 

Вторая задача – это администрирование. С текущего года в ведении Минфина находятся налоговые администраторы, обеспечивающие сбор 90% доходов бюджетной системы. 

Ключевая задача на ближайшие годы – это создание системы администрирования, построенной на единой методологической базе, что означает: больше поступлений, меньше административной нагрузки для легального бизнеса.

Мы активно взялись за работу по наведению порядка на рынке алкогольной продукции. Созданы рабочие группы с участием ключевых силовых ведомств, ликвидирован ряд схем по уклонению от уплаты акцизов. Уже видны и первые результаты. По итогам I квартала прирост поступлений акцизов по крепкому алкоголю вышел в положительную зону, и на сегодняшний момент поступления на 11% превысили уровень прошлого года.

Однако доля чёрного рынка алкоголя пока остаётся значительной. Поэтому считаем важным ввести дополнительный инструмент мотивации региональных властей в части контроля за оборотом алкогольной продукции.

С 2017 года при распределении полученных акцизов по региональным бюджетам мы предложим учитывать объёмы розничных продаж алкогольной продукции через систему ЕГАИС, которая обязательна к применению уже с июля текущего года. А в некоторых регионах уже сейчас средства учёта ЕГАИС установлены в абсолютном большинстве торговых точек. 

Задача, которую мы ставим перед собой на алкогольном рынке, – это резкое сокращение нелегальных продаж алкоголя и создание высококонкурентного рынка алкогольной продукции, работающего вбелую и обеспечивающего максимальное качество продукции. 

Федеральная таможенная служба. Здесь задача более сложная и комплексная. Прекрасно знаем об успехах налоговой службы и в части улучшения собираемости налоговых платежей, и в части повышения лёгкости ведения бизнеса. Именно такие задачи мы сейчас ставим и перед коллегами из таможенной службы. На первом этапе проекта мы уже запустили детальный анализ всех бизнес-процессов таможни. По его результатам можно будет говорить об интеграции информационных систем налоговой и таможенной служб для обеспечения повышения сборов налогов. Главная задача сегодня даже не столько в фискальной составляющей, которую осуществляет таможенная служба, сколько в упрощении условий ведения бизнеса для участников внешнеэкономической деятельности, снижении их административных издержек. Это является существенным вкладом в стимулирование экономического роста. 

Подготовлено решение, направленное на сокращение издержек для добросовестных участников внешнеэкономической деятельности. Разработаны меры по улучшению ситуации в таможне, предусматривающие публичный доступ и обсуждение ценовой информации, содержащейся в профилях риска, ускоренное внедрение автоматической регистрации на товары автоматического выпуска, повсеместное внедрение центров электронного декларирования, позволяющих исключить физические контакты между декларантом и таможенным инспектором. Мы видим огромный потенциал для снижения административных издержек в переносе основных контрольных мероприятий на контроль после выпуска. Такие поручения о реализации этих задач даны Федеральной таможенной службе. 

В части страховых взносов. Главная задача – остановить резкий рост дебетовой задолженности. По состоянию на 1 января текущего остаток задолженности достиг 267,1 млрд рублей и вырос почти на 50 млрд рублей всего за год. Уверен, что мы сможем кардинально поменять ситуацию в следующем году. 

При рассмотрении вопросов администрирования нельзя не остановиться на теме серого бизнеса, который ещё присутствует в сегменте азартных игр. Под видом лотерей нелегально действуют псевдопредприниматели, используя так называемых одноруких бандитов. Вот здесь нам необходимо подготовить законопроект и нормативные акты. Мы уже сделали законопроект, который позволяет обеспечить регулирование этого рынка, сделать его прозрачным и, соответственно, привлекать в казну те доходы, которые сегодня просто скрываются. Считаем, что это также является одной из важнейших задач и по привлечению ресурсов в бюджетную систему, и, самое главное, в наведении порядка в этом достаточно ещё криминальном сегменте. 

Четвёртая цель – это развитие финансовой системы. Несмотря на то что работа по исполнению «дорожной карты» международного финансового центра в Москве выполнена – создана ключевая инфраструктура финансовых рынков, финансовая система в полном объёме пока ещё не заработала в части наполнения экономики длинным денежным ресурсом. Необходимо формирование так называемых длинных денег, создание источника для таких длинных денег. Требуется реформировать работу негосударственных пенсионных фондов в части дополнительного пенсионного обеспечения. Полагаем, что формирование пенсионных накоплений может осуществляться не только в негосударственных пенсионных фондах, но и в банках, а также в компаниях накопительного страхования жизни. Вопрос ответственности каждого российского гражданина за формирование достойной пенсии должен стать фундаментом новой системы. В настоящее время такие предложения по стимулированию и созданию добровольной накопительной пенсионной системы подготовлены Министерством финансов совместно с Центральным банком и будут представлены в Правительство Российской Федерации.

Современную экономику невозможно представить без активных трансграничных операций – как в международной торговле, так и в финансовых операциях. Как показала мировая практика, именно либерализация законных валютных операций обеспечивает устойчивость финансовых рынков. Именно на движение в этом направлении и направлена наша работа. Это пятая цель. В этом году мы планируем провести полную ревизию систем валютного регулирования и контроля на соответствие современным экономическим условиям. Наша задача – максимально затруднить нелегальные операции и максимально упростить легальные, в том числе операции, по которым не возникает вопросов у налоговых органов.

Следующее – это долговая политика. Она будет преследовать двойную цель – привлечение средств для финансирования дефицита бюджета и развитие новых сегментов финансового рынка. В частности, в 2016 году предусмотрен новый выпуск инфляционных облигаций, который с учётом невысокой дюрации должен стать ориентиром при размещении корпоративных выпусков. Первый выпуск, размещённый в июле прошлого года, признан экспертами лучшим суверенным долговым инструментом, выпущенным в мире. Коллеги, это тоже большое достижение, я считаю, в деятельности Министерства финансов, когда мы выпускаем инструменты, интересные для рынка, с одной стороны, привлекаем ресурсы для бюджета и в эти инструменты вкладываются не только наши отечественные инвесторы, но и с удовольствием покупают иностранцы. 

Прорабатывается также вопрос о выпуске специального долгового инструмента для физических лиц. Планируется максимально диверсифицировать предложения долговых инструментов как по типам, так и срокам их погашения. Такой подход позволит в ближайшие годы максимально расширить инвесторскую базу, что обеспечит дополнительную устойчивость рынка ценных бумаг. 

Закончить своё выступление хотел бы важной темой – речь идёт о региональных финансах. Это наша седьмая цель, седьмая задача Минфина. Происходящие изменения в российской экономике, особенно в системе налогообложения, всю тяжесть бюджетных проблем отнесли на федеральный уровень, в то время как доходы региональных бюджетов растут. Мы видим это и по прошлому году – доходы регионов выросли почти на 5%, и в текущем году такая же ситуация. В результате, по итогам 2015 года, дефицит консолидированного бюджета субъектов Российской Федерации сократился в 2,6 раза и составил 170 млрд рублей. 

В том числе такой неплохой результат вызван работой по ограничению динамики роста госдолга. Подписано соответствующее соглашение с субъектами Российской Федерации. Направлялись необходимые рекомендации для выстраивания бюджетной политики регионов. Понятно, что ситуация не столь безоблачна. География региональных финансов сильно отличается друг от друга. Есть регионы, у которых госдолг превышает 100% уровня налоговых и неналоговых доходов. Таких пять регионов, которым необходимо предметно работать. Мы готовы подставить плечо таким регионам вместе с финансистами из регионов, где качество финансов находится на высоком уровне. 

Рядом регионов, по итогам 2015 года, нарушались ключевые положения бюджетного законодательства и условия заключённых соглашений. Мы будем занимать очень жёсткую позицию. Коллеги, всех финансистов прошу обратить внимание: будем занимать жёсткую позицию к нарушителям, применять все использующиеся возможности, которые предусмотрены в бюджетном законодательстве в случае несоблюдения как Бюджетного кодекса, так и тех соглашений, которые мы с вами заключаем. 

Отдельно хочу остановиться на вопросе использования субсидий. 

Правительством установлены жёсткие сроки распределения субсидий и сроки заключения соглашений – это 1 мая и 15 июля соответственно, после которых оставшиеся средства субсидий будут просто перераспределяться для тех регионов, которые более нуждаются в финансовой помощи. Субъектам необходимо обеспечить безусловное выполнение принятых обязательств и достижение тех целевых показателей, на которые выделяются соответствующие средства субсидий. Как и на федеральном уровне, регионам необходимо проводить оптимизационные мероприятия, вводить критерии нуждаемости при предоставлении мер социальной поддержки, больше работать над формированием доходной базы, включая меры по мобилизации доходов от налога на имущество, землю, а также меры, направленные на легализацию теневого сектора. 

Основные задачи Минфина в части межбюджетных отношений мы видим следующие. 

Первое. Завершение анализа полномочий субъектов Российской Федерации на достаточность ресурсного обеспечения. В прошлом году проведена инвентаризация переданных полномочий, а в текущем будут разработаны подходы к расчёту минимальной потребности в финансовом обеспечении расходных обязательств.

Второе. Повышение уровня точности прогнозирования объёма финансовой помощи для региональных бюджетов путём увеличения доли распределяемых законом трансфертов, с тем чтобы при формировании бюджетов субъектов Российской Федерации уже было понятно, какие трансферты будут перечислены из федерального центра. 

Третье. Закрепление на постоянной основе за субъектами функциональных полномочий, финансовое обеспечение которых осуществляется за счёт субвенций из федерального бюджета, с одновременной передачей доходов бюджетам субъектов Российской Федерации. Считаем, что как можно больше надо передавать и полномочий, и, соответственно, доходных источников регионам. 

Безусловно, будет проводиться работа по стимулированию региональных властей к повышению ответственности за качество долговой политики и осуществление жёсткого контроля за расходами бюджета. 

Многие сегодня говорят о необходимости создания стимулов для зарабатывания субъектами Российской Федерации и о том, что действующие трансферты не стимулируют субъекты Российской Федерации к зарабатыванию, поскольку объёмы их уменьшаются. 

Здесь хочу сказать следующее, что для стимулирования регионов в зарабатыванию собственных средств создана, во-первых система грантов, которая использовалась и в прошлом году, и в этом году. 

Кроме того, в основном трансферте, который передаётся бюджетам регионов (так называемые дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности), заложены, согласованы с субъектами Российской Федерации механизмы стимулирования зарабатывания. Какие это механизмы? В рамках трёхлетнего бюджета мы не уменьшали объёмы трансфертов, заложенные уже в трёхлетнем бюджете, это первое. Второе – это база для расчёта трансфертов на выравнивание бюджетной обеспеченности. Берётся не последний год, когда, возможно, субъект нарастил доходную базу, а берётся период 2,5 года, то есть это сглаживание происходит. И третье: в случае если субъект увеличил поступление налога на прибыль, НДФЛ от вновь вводимых предприятий, производств, то, если темпы этого увеличения выше, чем средние темпы прироста этих налогов по Российской Федерации, берутся темпы по Российской Федерации.

Такие инструменты стимулирования к зарабатыванию собственной доходной базы у субъектов заложены, прекрасно отработаны с финансистами, с губернаторами и так далее. Поэтому просто нужно коллегам, губернаторам (я обращаюсь к финансистам) больше показывать эти стимулы, потому что, может быть, не все вникают в наши методики межбюджетных трансфертов, но механизм такой есть.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, это основные цели и задачи, которые мы будем реализовывать в текущем году и которые мы ставим себе в качестве приоритетов. В заключение хотел бы поблагодарить Вас за оценку работы Министерства финансов, за высокую оценку. Хочу сказать, что всё это сделано нашим коллективом, нашими сотрудниками, нашими службами, которые сегодня присутствуют здесь, в этом зале. Мы очень ответственно относимся к вопросу укрепления государственных финансов, очень ответственно относимся и к вопросам экономического роста, ещё раз говорю, мы, наверное, самое заинтересованное в этом плане министерство.

Ещё раз хотел поблагодарить всех сотрудников за ваш профессионализм и, Дмитрий Анатольевич, хотел заверить, что мы справимся с любыми вызовами, задачами, которые стоят перед Министерством финансов. Спасибо большое. 

Сообщение председателя Центрального банка Эльвиры Набиуллиной

Э.Набиуллина: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Игорь Иванович, Антон Германович, уважаемые коллеги! Я также хочу начать со слов благодарности всем сотрудникам Министерства финансов. Нам в прошлом году (достаточно сложный год) было необходимо очень тесно координировать свою работу, совместно работать. Я хочу сказать, что нам приятно работать с вами, потому что мы видим очень профессиональный и ответственный подход к делу, очень неравнодушный подход к делу. При этом у нас очень много общих задач. 

Два направления, наверное, самые основные в нашей совместной работе, – это обеспечение макроэкономической стабильности и создание условий для развития финансового рынка. Макроэкономическая стабильность – это прежде всего низкая инфляция и сбалансированный бюджет, причём сбалансированный не в рамках одного года, а устойчиво сбалансированный бюджет, низкий дефицит, низкий государственный долг. Именно эта макроэкономическая стабильность, на наш взгляд, должна стать основой и для структурных изменений, и для улучшения инвестиционного климата. 

Для Центрального банка бюджетная политика – это важный фактор в снижении инфляции, и мы учитываем ситуацию с бюджетом, в том числе когда принимаем решения по ключевой ставке. Между бюджетной и денежно-кредитной политикой есть вполне однозначная связь: чем жёстче бюджетная политика, тем более мягкой может быть денежно-кредитная политика, и наоборот. И мы приветствуем стремление Министерства финансов не наращивать дефицит бюджета, вернуться к трёхлетнему бюджетному планированию, поскольку неопределённость бюджетной стратегии является существенным проинфляционным фактором. 

Антон Германович, выступая, сказал, что Минфин переживает за экономический рост. Надо сказать, что и Центральный банк также беспокоит экономический рост, и наш вклад в возвращение к устойчивому росту мы видим прежде всего в снижении и закреплении инфляции на устойчиво низких уровнях. Потому что без низкой инфляции не будет низких долгосрочных процентных ставок в экономике и предсказуемости условий ведения бизнеса, критически необходимых для экономического роста. 

Последние данные по инфляции показывают, что она действительно снизилась, сейчас в годовом выражении составляет 7,2%, то есть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилась где-то в два раза, вернувшись к уровням трёхлетней давности. Это нас приближает к достижению цели – к концу 2018 года иметь уровень инфляции 4%. При этом то, что мы сейчас выходим на уровень, скажем так, привычный до 2014 года, не должно нас расслаблять, мы не должны терять бдительности, потому что есть риск того, что мы застрянем на уровне 6–7%. 

Кому-то этот уровень инфляции может показаться приемлемым. На мой взгляд, он абсолютно неприемлем, потому что это не тот уровень инфляции, который нужен для инвестиционного роста. 6–7 % – это неинвестиционный уровень инфляции, и сейчас мы видим, что сохраняется высокая неопределённость в ситуации на внешних рынках. Это создаёт и риски для инфляции, и риски для бюджета, и наша задача – обеспечить последовательность и предсказуемость макроэкономической политики. 

Почему цель – 4%? Во многих развитых странах и развивающихся странах целевой ориентир для инфляции и ниже, около 2%. Тем не менее мы считаем, что для нашей экономики (это обсуждали с Правительством, когда отрабатывали основные направления денежно-кредитной политики) 4% – это приемлемый, адекватный уровень.

 Во-первых, это уровень, который позволяет в условиях структурной перестройки меняться относительным соотношениям цен, но с другой стороны, он не настолько высокий, как 6–7%, – тот уровень инфляции, который не способствует инвестициям. При этом если будет более высокая инфляция, если она даже будет 6–7%, это будет означать, что номинальные процентные ставки в экономике будут выше, будет выше премия за риск и при этом будет достаточной и может сохраняться высокая волатильность цен финансовых активов и валюты, так как волатильность и цен финансовых активов, и валюты ниже, чем ниже инфляция при прочих равных условиях. Из этого следует, что при более высокой инфляции окупаться будет меньшее количество инвестиционных проектов, инвестиционная активность будет ниже. Поэтому эта цель, на наш взгляд, а) реальна и б) абсолютно необходима для структурной перестройки нашей экономики. 

При этом сохранение консервативного подхода к формированию бюджетных расходов 2016 году принципиально важно и для долгосрочной устойчивости государственных финансов с учётом ограниченного размера резервного фонда и ограниченных возможностей привлечения капитала на внешних рынках, в том числе связанных и со стоимостью обслуживания государственного долга. Мы понимаем, какая сложная задача стоит перед Министерством финансов, для того чтобы, не имея возможности наращивать общий объём расходов, тем не менее иметь и бюджетные стимулы, которые будут соответствовать экономическому росту. Это значит, дополнительные требования к приоритизации расходов, к эффективности расходов, потому что не хотелось бы, конечно, всем нам при сокращении дефицита бюджета и при ограничении бюджетных расходов, чтобы пострадали наиболее эффективные с точки зрения структурных изменений в экономике расходы.

Макроэкономическая политика – это важнейшая, но не единственная зона взаимодействия Министерства финансов и Центрального банка. Мы активно сотрудничаем в области совершенствования регулирования в финансовом секторе и проработки необходимого законодательства. У Центрального банка нет права законодательной инициативы, поэтому мы работаем с Правительством. И наш, конечно, основной партнёр в этом вопросе – Министерство финансов. В прошлом году мы подготовили достаточное количество предложений по совершенствованию регулирования на финансовом рынке. Хочу поблагодарить сотрудников Министерства финансов за эту совместную работу.

Но сейчас мне хотелось бы выделить те направления законопроектной деятельности, которые Центральному банку представляются наиболее приоритетными в ближайшее время. Прежде всего это законопроект, который связан с определением требований по деловой репутации, которые будут применяться к менеджменту и собственникам некредитных финансовых организаций.

У нас такие требования есть по отношению к банкам. Их, наверное, тоже нужно совершенствовать, но здесь мы хотели бы применить кросс-секторальное регулирование: когда будут одинаково жёстко пресекаться попытки вернуться к работе на финансовом рынке лицам, которые запятнали свою репутацию, вне зависимости от того, совершили ли они нарушения, работая в банке, страховой компании, негосударственном пенсионном фонде или другом финансовом институте. Проект большой достаточно, объёмный, трудный, но надеюсь, что наши усилия позволят принять его до конца сессии.

Второй проект связан с повышением требований в страховой сфере. Страховщики – это ключевые участники финансового рынка. К ним должны предъявляться, на наш взгляд, требования не меньше, чем предъявляются к банкам или негосударственным пенсионным фондам. И проект решает эти задачи.

Третий проект связан с оптимизацией процедур банкротства страховщиков и передачей функций по конкурсному управлению Агентству по страхованию вкладов. Мы рассматриваем этот проект как часть большой работы по совершенствованию в целом процедур банкротства, финансового оздоровления финансовых организаций.

В ближайшее время Государственной Думе предстоит рассмотрение ещё нескольких проектов, которые имеют значение для различных аспектов надзора на финансовом рынке.

Антон Германович говорил в выступлении о том, что одна из задач Министерства финансов – инвентаризировать в принципе всё законодательство, связанное с валютным регулированием и валютным контролем. Мы полностью поддерживаем подход, который будет означать облегчение, скажем, условий для добросовестных и понятные, чёткие препоны тем, кто осуществляет недобросовестные операции.

Один из проектов, который упрощает обмен наличной валюты в части идентификации (это удобство и для граждан): нужна будет идентификация личности при обмене свыше 40 тыс. рублей, от 40 тыс. до 100 тыс. – упрощённая идентификация. Мы считаем, что в приоритетном порядке можно было бы принять, действительно, этот закон.

Также для нас очень важно законодательство, которое позволит банковскому надзору занимать более активную позицию и пресекать проблемы на ранних стадиях. Мы все с Вами согласны, что те проблемы, которые возникают в финансовой сфере, нужно выявлять как можно раньше и пресекать как можно раньше, и сделать это без введения института профессионального суждения достаточно сложно. Мы рассчитываем на то, что подходы Центрального банка, Министерства финансов здесь будут поддержаны.

И ещё в заключение хотела отметить один законопроект, который Центральный банк считает важным для завершения работы по созданию ключевых элементов финансового рынка, инфраструктуры финансового рынка. Если в прошлом году мы достаточно активно работали по проекту национальной системы платёжных карт, продолжаем работать. На наш взгляд, на нашем финансовом рынке, конечно, нужен крупный игрок на рынке перестрахования – национальная перестраховочная компания. Мы обсуждаем этот проект давно, там есть некоторые разногласия, но, на мой взгляд, конечно, нужно двигаться, этот элемент создавать. Потому что только это позволит обеспечить и в определённом смысле самодостаточность, и устойчивость развития финансового рынка.

В заключение ещё раз повторю, что последовательность в макроэкономической политике и приоритет макроэкономической стабильности означает предсказуемость условий ведения бизнеса. Это важнейшее условие для экономического роста, как и снятие структурных ограничений, и я надеюсь, что в результате того, что мы будем проводить ответственную и бюджетную денежно-кредитную политику, обеспечим эту макроэкономическую стабильность и будем содействовать созданию условий экономического роста. Спасибо большое за внимание. 

Т.Голикова: Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! За последние три года, как я стала председателем Счётной палаты, стало уже традицией, что по результатам, по сути, наших годовых контрольных мероприятий мы выступаем на расширенной коллегии Министерства финансов, чтобы обозначить те проблемы, с которыми мы сталкиваемся, и те нарушения, которые мы выявляем в ходе контрольной работы.

И отрадно обратить внимание на то, что за эти три года у нас с Министерством финансов сложились достаточно серьёзные темы для совместной отработки, и это не просто сложившаяся практика для отработки, но и уже имеющийся результат. Конечно, не всё удаётся, конечно, не всё можно решить за такой короткий срок, но самое главное, что мы поступательно идём вперёд, и сегодня очень о многом в своём докладе говорил Антон Германович (А.Силуанов).

Речь идёт, конечно, и о сокращении дебиторской задолженности перед бюджетом и по доходам, и по расходам, и о работе со взносами в уставные капиталы, субсидиях государственным корпорациям, ресурсах, которые предоставляются на исполнение государственного задания для федеральных автономных и федеральных бюджетных учреждений, и многих других проблемах, которые являются предметом нашего самого пристального внимания, и в первую очередь с точки зрения эффективности использования тех ресурсов, которые сегодня имеются у государства.

Я сказала, что что-то удалось, что-то не удалось сделать. Антон Германович в своём докладе отметил, что в 2015 году не удалось, несмотря на определённые усилия, стабилизировать ситуацию с ростом дебиторской задолженности. При этом это касается не только расходов, это касается, к сожалению, и доходов бюджетной системы, и доходов федерального бюджета. Но, собственно, я не планировала сегодня об этом говорить с учётом того, что об этом сказал Антон Германович. Единственное, хотела обратить внимание на два момента.

Росфиннадзор ликвидирован. Полномочия Росфиннадзора переданы Федеральному казначейству. Федеральное казначейство – специфический орган, и он тоже обладал своими полномочиями по внутреннему контролю, осуществляя санкционирование расходов.

Здесь я бы хотела обратить внимание на одну проблему, которая может возникнуть, если её на начальном этапе не разрешить. Казначейство санкционирует расходы, значит, оно уже осуществляет контроль за теми бюджетными ассигнованиями, которые уходят из федерального бюджета. Но жизнь у нас идёт на земле, и не исключено, что при санкционировании соответствующих бюджетных расходов потом окажется, что эти расходы будут использованы нецелевым образом. И здесь возникнет тема ответственности, в том числе органов казначейства, за те расходы, которые оно санкционировало.

Почему я об этом говорю? Потому что хочу подойти к другой теме. Несмотря на то что в 2013 году была принята новая редакция постановления Правительства по внутреннему контролю, эта редакция не заработала должным образом, и внутренний контроль в главных распорядителях на сегодняшний день не заработал.

Если бы сегодня этой теме было уделено более существенное внимание и если бы органы внутреннего контроля главных распорядителей работали надлежащим образом, по соответствующим единым стандартам, я думаю, таких проблем, которые мы сегодня имеем с эффективностью расходов, или части проблем, которые мы имеем с эффективностью расходов, не было бы.

И мне представляется, Дмитрий Анатольевич, принципиально важным достроить эту систему внутреннего контроля и возложить соответствующую ответственность за контроль на главных распорядителей бюджетных средств, разделив полномочия между органами Федерального казначейства по внутреннему контролю и соответствующими главными распорядителями. При этом я хочу обратить внимание также и на Ваше решение, которое Вы принимали в феврале, и случайным образом так совпало, что сегодня наступает срок доклада Министерства финансов совместно с Министерством экономического развития и другими заинтересованными федеральными органами об эффективности использования ресурсов по данным за I квартал 2016 года. По отдельным показателям данные есть, по дебиторской задолженности показателей пока нет. Но есть одна существенная деталь в Вашем поручении: если по результатам доклада Министерства финансов выявится, что какой-то федеральный орган всё-таки ненадлежащим образом использовал бюджетные ресурсы, то Вы должны принять решение о соответствующих дисциплинарных выводах.

Как я уже сказала, я не хотела сегодня говорить об эффективности, я всё-таки хотела сегодня – с учётом того, что на заседании коллегии присутствуют регионы страны, – поговорить о проблематике, которая связана с состоянием бюджетов субъектов Российской Федерации, сконцентрироваться на той седьмой задаче, о которой говорил Антон Германович, и, может быть, в каких-то моментах не согласиться с теми выводами, которые прозвучали от Министра финансов.

На что я хотела обратить внимание? Принимаемые меры в 2014-м, 2015 году по сокращению государственного долга субъектов Российской Федерации и реструктуризации коммерческой задолженности не дают того существенного эффекта, на который мы все рассчитывали. К сожалению, рост госдолга субъектов Российской Федерации на сегодняшний день продолжается. По состоянию на 1 апреля 2016 года он снова возрос по сравнению с 1 января 2016 года на 1,5% и составил 2,352 трлн рублей.

Если говорить о структуре государственного долга регионов, то за I квартал структура улучшилась в пользу бюджетных кредитов и доля бюджетных кредитов в структуре долга возросла до 43,3%, то есть на 8,4 пункта, а доля коммерческих кредитов сократилась на 7,3 пункта и составила в структуре долга 34,3%.

Но это общие цифры по Российской Федерации. На самом деле ситуация выглядит более тревожно. На сегодняшний день коммерческую задолженность выше среднероссийского уровня имеют 36 регионов страны. При этом из этих 36 регионов 19 имеют в структуре долга коммерческую задолженность более 50%. Причём это устойчивая тенденция, которую на протяжении ряда лет мы наблюдаем. Есть регионы, которые практически всё время находятся в состоянии высокой коммерческой задолженности, а соответственно, роста расходов на обслуживание и вытеснения других расходов из своих бюджетов. Как правило, это неуспешные регионы, это регионы, которые получают, как правило, существенные объёмы финансовой помощи из федерального бюджета.

Примечательно и то, что I квартал с дефицитом закончили 50 регионов (в прошлом году это было 29 регионов). При этом расходная часть бюджетов субъектов Российской Федерации, если говорить о 2015 годе (факте) и 2016 годе (плане), на сегодняшний день одинакова – 9,5 трлн рублей. Это на самом деле, как нам кажется, ситуация очень тревожная, мы о ней говорим не первый раз. Поэтому, для того чтобы понять, а что же всё-таки послужило основной причиной такой ситуации, мы провели в конце прошлого года соответствующее контрольное экспертно-аналитическое мероприятие на примере одного из регионов и получили информацию со всей страны, а что же реально произошло за 11 лет с той ситуацией по разграничению полномочий, которая была осуществлена в 2004 году и вступила в силу с 1 января 2005 года.

Так вот та ситуация, которая сегодня сложилась со сбалансированностью бюджетов субъектов, во многом связана с теми решениями, которые мы на протяжении последних 11 лет принимали. Мы по предметам совместного ведения увеличили количество полномочий субъектов Российской Федерации за 11 лет с 46 до 105, делегированных полномочий с федерального уровня – с 11 до 117. При этом должна сказать (и этот анализ это наглядно показывает), что, к сожалению, не всегда закрепление полномочий и наделение новыми полномочиями сопровождалось соответствующими доходными источниками или финансовым обеспечением. Понятно, что доходные источники с учётом крена в сторону нефтегазовых доходов в федеральном бюджете закреплять за бюджетами субъектов достаточно сложно, но и соответствующую финансовую помощь мы тоже не передавали. И этому свидетельство – другие цифры. Просто цифры – вещь упрямая, против них ничего не скажешь. У нас объём всех межбюджетных трансфертов из федерального бюджета за 11 лет увеличился в 3,3 раза. Это номинальное выражение. При этом прослеживается устойчивая тенденция снижения межбюджетных трансфертов в расходах федерального бюджета. Если в 2005 году это было 13,8%, то в 2016 году это уже 10%. Соответственно, почти на 4 процентных пункта доля межбюджетных трансфертов снизилась, хотя по деньгам, 1,6 трлн рублей, это кажется большой цифрой.

Что происходит в доходах субъектов? В доходах субъектов возрастает доля того, что передаётся из федерального бюджета. И на один пункт доля доходов за счёт межбюджетных трансфертов, которые передаются из федерального бюджета, возросла. Антон Германович здесь сказал, что растут доходы субъектов Российской Федерации. Но если мы посмотрим, что произошло за 11 лет, то мы увидим, что межбюджетные трансферты возросли, как я сказала, в 3,3 раза, а доходы бюджетов субъектов возросли в 3,1 раза. А если мы посмотрим на саму структуру межбюджетных трансфертов, которые передаются из федерального бюджета, то мы увидим следующее. На мой взгляд, это очень опасная тенденция, которая имеет место быть и которая продолжается. Что я имею в виду? В общей структуре межбюджетных трансфертов доля дотации на выравнивание и дотации на сбалансированность сократилась на 4 процентных пункта. При этом сама доля (как доля) с 59,2 в 2005 году сократилась до 40,6% по факту 2015 года. И что любопытно, за I квартал 2016 года она продолжила своё сокращение. И сейчас у нас получается такое соотношение, что доля дотации на выравнивание у нас составляет в межбюджетных трансфертах всего 39,3%, а 60,7% приходится на субвенции, субсидии, иные межбюджетные трансферты.

При этом я хочу обратить внимание, что дотация – это единственный инструмент, который позволяет в отсутствие закреплённых доходных источников принимать решения субъектам Российской Федерации по поводу того, куда эти средства перераспределять. И мне кажется, продолжение такой тенденции, как я уже сказала, является весьма опасным, поскольку оно не даёт возможности сбалансировать бюджеты субъектов Российской Федерации и принимать решения по собственным полномочиям. По сути, субвенции, субсидии и иные межбюджетные трансферты являются как бы навязанными из федерального центра.

И я хочу сказать, что сами субвенции и сами субсидии с точки зрения сбалансированности, в общем, для бюджетов субъектов Российской Федерации ничего не решают. А иные межбюджетные трансферты вообще никак не связаны с полномочиями – это категория, которая была привнесена в бюджетное законодательство в 2008 году. И мне кажется, что сейчас настало время в принципе отказаться от категории иных межбюджетных трансфертов. Много или мало это денег? Вот к 2016 году сейчас это 262 млрд рублей. Мне кажется, что вполне можно было бы часть иных межбюджетных трансфертов, часть субсидий совершенно спокойно присоединить к дотациям и сделать эту помощь как помощь на цели выравнивания и на цели сбалансированности и соответствующей компетенции субъектов Российской Федерации.

Почему я так говорю? Дмитрий Анатольевич, к сожалению, у нас на сегодняшний день нет ни у одного органа компетенции по поводу того, а кто должен координировать те самые субсидии, которые выделяются из федерального бюджета по разным направлениям в пользу тех или иных отраслей, и никто не отслеживает, что происходит со сбалансированностью бюджетов субъектов Российской Федерации в результате принятия тех или иных решений по поддержке тех или иных отраслей.

Ещё один момент, на который я хотела бы обратить внимание. Мы вроде бы сделали благое дело, когда сделали единую субвенцию. Эту единую субвенцию, то есть на переданные полномочия, перечисляет Министерство финансов, но при этом нормативно-правовое регулирование в отношении субвенций осуществляют соответствующие министерства и ведомства. Они вообще себе плохо представляют, что происходит в бюджетах субъектов с исполнением переданных полномочий, и наши контрольные мероприятия это показывают.

Сегодня и Вы, и Антон Германович говорили о загсах. Загсы, вообще говоря, – это делегированные полномочия. После того как в бюджете произошла оптимизация расходов, там тоже произошла оптимизация расходов по субвенции, субвенции тоже были сокращены на 10%. Что произошло в результате? Нормативные документы соответствующего ведомства не изменились, деньги сократились, в результате полномочие не выполнено. Субъект вынужден на делегированные полномочия добавлять свои собственные деньги из своего собственного бюджета. Тогда возникает вопрос: если они делегированные, то почему он должен направлять свои ресурсы? Он просто спасает систему и просто как бы реализует это полномочие. Но это как пример.

Что я хочу сказать, резюмируя эту часть? Я не хочу останавливаться ни на каких других проблемах. Мне кажется, хоть Антон Германович и обозначил это как седьмую задачу, но просто он шёл по логике своего доклада. Сбалансированность бюджетов субъектов Российской Федерации, хоть у нас и разграничены полномочия, сегодня является темой, которая встаёт на повестку дня одной из первых. Если мы не примем соответствующие решения и по инвентаризации делегированных полномочий, и по инвентаризации тех субсидий, которые мы предоставляем из бюджета, и иных межбюджетных трансфертов, и не перестроим эту систему, мы никогда не остановим ту проблему, которая связана с ростом государственного долга субъектов Российской Федерации и теми проблемами, которые сегодня у них складываются. Спасибо.

А.Воробьёв: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства! Члены коллегии! Спасибо за возможность выступить на коллегии ключевого министерства. Московская область – второй регион по численности и по собственным доходам, 480 млрд рублей. В прошлом году мы показали рост – 9%, а по собственным доходам на душу населения мы занимаем 17-е место.

Вчера при подготовке к коллегии Антон Германович рекомендовал говорить только о проблемах и предложениях, поэтому я остановлюсь исключительно на них. Первое – эффективность расходов. Постановление Правительства №999, пожалуй, в регионах сейчас наиболее обсуждаемое, начало действовать с 1 января 2015 года. Хочу сказать, что мы, безусловно, поддерживаем политику, направленную на результат, на своевременное освоение средств, и со своей стороны приучаем к жёсткой финансовой дисциплине муниципальные территории. Вместе с тем считаю, что сегодня установленная система ответственности регионов за расходованием этих средств крайне жёсткая. В частности, федеральные деньги, как известно, идут не напрямую субъекту, а проходят через профильные ведомства, и очень часто мы получаем субсидии во второй половине года. Поэтому хотел бы попросить всё-таки также возложить ответственность за доведение средств до регионов на профильные министерства.

Вторая проблема, которая стоит у нас на пути освоения, – это освобождение территорий при строительстве инфраструктурных проектов. С нас очень жёстко требуют освоения средств. Это, ещё раз подчеркну, справедливо, однако сегодня мы сталкиваемся с непреодолимыми препятствиями при освобождении территорий, особенно если речь идёт о лесфонде. Поэтому хотелось бы попросить упрощённой процедуры, которая бы позволила своевременно реализовывать инфраструктурные проекты.

Ещё одно жёсткое требование. Возврат 100% субсидий в случае неполного, даже незначительно, освоения, очевидно, может повлечь недостроенные объекты. И в этой связи также в этом постановлении прописан штраф. В этом году он 30% от субсидии, а вообще в основе постановления – до 100%. Соответственно, считаю, что это чрезмерно строгое наказание. И если бы наказание было от части неосвоенных средств, мы бы считали это всё-таки более адекватным и соразмерным.

Вчера, уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы сказали, что важно эффективное государственное управление, и Правительство Российской Федерации здесь показывает пример.

Мы со своей стороны в регионе в 2015 году также провели очень вдумчивую и аккуратную работу по оптимизации численности: у нас получилось сократить государственных и муниципальных служащих на 45%. Сразу хочу сказать, что это не было сделано по мановению одной руки и никто не рубил сплеча, – было проведено тщательное нормирование, и большая часть функций была переведена в подготовленные МФЦ.

Если раньше МФЦ у нас выполняли роль такого передаточного почтового ящика, сегодня благодаря информатизации мы обеспечиваем достижение целевых показателей. Общей экономии средств в 2015 году удалось достичь – порядка 2 млрд рублей. В итоге мы пришли к оптимальному показателю, сегодня Московская область по численности государственных и муниципальных служащих делит третье-четвёртое места с Тульской областью, а лидерами у нас в стране являются Москва и Санкт-Петербург. Считаю, что подобный подход позволяет экономить большие, серьёзные средства, и на это тоже можно обратить внимание.

Оптимизация также коснулась и муниципального устройства. Мы видим, что там, где идёт преобразование из муниципального округа с несколькими поселениями в городские округа, нам удаётся экономить на административном аппарате до 45–50%. В частности, в Мытищах (сейчас это городской округ) в 2015 году мы затратили на его содержание 1 млрд рублей, в 2016 году это будет 604 млн рублей.

Централизация закупок – ещё одна актуальная тема, огромные деньги. Мы совместно с ФАС реализовали комплексную программу. Если раньше в Московской области было порядка 6 тыс. участников и буквально каждый детский сад и школа могли объявлять конкурс по закупке питания, начиная с картофеля и капусты и заканчивая мебелью, сегодня эта система централизована и позволила нам сэкономить в 2014 году 7 млрд рублей, а в 2015 и 2016 годах обеспечить экономию до 17. Все эти деньги идут исключительно на реализацию указов Президента. В этой связи хотелось бы предложение озвучить. Сегодня электронный аукцион позволяет всё осуществлять в электронном виде, однако, когда идёт подготовка конкурсов, документы до сих пор привозят на пикапе или даже «Газели». Я знаю, что Вы, Дмитрий Анатольевич, проводили совещание, и законопроект принят в первом чтении. Очень бы хотелось, чтобы наши территории могли иметь возможность в XXI веке проводить конкурсы также в электронном виде.

Увеличение доходной базы. Здесь, что касается темпов роста НДФЛ и прибыли, думаю, как и у всех территорий, темпы снижены. Вместе с тем мы в плюсовой зоне находимся. Основной рост в 2014 и 2015 годах мы увидели по имущественным налогам. Это стало возможным благодаря кадастровой оценке земли и имущества. Здесь, безусловно, мы прислушиваемся к рекомендациям и, когда земля оценена по завышенной, как кажется собственнику, цене, в досудебном порядке снимаем все преграды.

Что касается имущества, большая просьба добавить в закон (здесь поддерживает нас Росреестр) дополнительные нормативы. В частности, это наименования «склад», «магазин», «апартаменты», фактический износ указывать, указывать материалы фундамента и кровли. Таким образом, оценка имущества будет более точной и позволит избежать ряда ошибок.

Здесь сегодня говорилось об акцизах на алкоголь. В 2015 году мы сминусовали. Это единственный налог, по которому мы показали минус 3,1 млрд рублей (17%). Однако благодаря взаимодействию с Росалкогольрегулированием, а также системе, на которую мы готовы с 1 июля перейти, сегодня цифры, слава богу, изменились. По I кварталу мы прибавили 14,5%. Очень надеемся, что с Игорем Петровичем Чуяном, теперь уже под руководством Минфина нам посредством ЕГАИС удастся убрать все возможные уходы от платежей. Деньги чувствительные, и нам, конечно, хотелось бы их иметь в своём бюджете.

Ликвидация задолженности по налогам. В 2015 году благодаря совместному с Михаилом Владимировичем Мишустиным решению все МФЦ Московской области (106) мгновенно выдают жителям задолженность по налогам. Таких обращений было 1,2 млн  только в первый год. Считаем, что подобная практика, если будет распространяться на территории всей страны, безусловно, даст дополнительные удобства и эффект при администрировании и взимании задолженности.

Мы понимаем свою задачу, Дмитрий Анатольевич, мы должны, как здесь сегодня говорилось, развивать экономку, реальный сектор. Конечно, последнее время все столкнулись… Пожалуй, самой главной темой была ставка кредитов – она, мягко сказать, высоковата. Но что здесь очень важно: своевременные мероприятия федерального Правительства показали свою эффективность.

В частности, Московская область, несмотря на то, что валовый региональный продукт у нас на 26% – это промышленность, ещё четверть – это торговля, занимает первое место по промышленному производству овощей.

Та политика, которую сегодня ведёт Минсельхоз в части капитальных затрат, позволяет нам реализовывать многомиллиардные проекты. Очень хотелось бы, чтобы эта работа имела среднесрочные перспективы. Сегодня мы порой не знаем, когда закончится эта программа и когда перестанут субсидировать капитальные затраты по дотациям и поддержке (молоко, мясо, производство овощей и прочие направления).

Вчера было сказано о дополнительных 20 млрд, Дмитрий Анатольевич, в части поддержки Фонда развития промышленности, мы тоже это горячо поддерживаем, потому что видим, что это реальные проекты, которые обеспечивают и занятость, и рост НДФЛ, и формирование налоговой базы.

В прошлом году мы получили статус дополнительно двух свободных экономических зон благодаря решению федерального Правительства – в дополнение к Дубне это Ступино и Фрязино. Могу сказать, что сегодня (цифры, как здесь сказали, вещь упрямая) мы видим, в каждую зону за первые полгода пришли уже резиденты (семь – во Фрязино и 10 – в Ступино), которые вкладывают порядка 20 млрд рублей в каждую из зон. Это очень позитивная динамика, которая, безусловно, нас радует.

Ипотека, о которой сказал Антон Германович. Безусловно, это была очень большая помощь всему строительному комплексу, ну и, конечно, доступность людям. Сегодня есть информация, и вчера об этом говорилось, что ипотека будет поддержана до 1 января 2017 года. Мы очень рассчитываем, что и здесь будет обеспечено среднесрочное понимание, как в дальнейшем человек может распорядиться своими деньгами и как приобрести доступное жильё.

Ещё раз спасибо за возможность выступить, и хочу сказать о полном взаимопонимании и плотном сотрудничестве как с Правительством Российской Федерации, так и с Министерством финансов.

Спасибо. 

Д.Медведев: Я сказал несколько слов вначале. Хочу лишь подчеркнуть необходимость и дальше такую же линию держать, стараться находить оптимальные решения в нынешних сложных условиях. Здесь выступали коллеги, помимо доклада министра, говорились вполне справедливые слова по совершенствованию нашей работы, включая принятие новых актов в сфере банковского и финансового законодательства, оптимизацию системы внутреннего контроля в главных распорядителях бюджетных средств. Говорилось о сбалансированности бюджетов субъектов нашей страны. Я тоже в своём выступлении эту тему затронул. Очевидно, здесь ситуацию не надо идеализировать. Она в чём-то получше смотрится, в чём-то, к сожалению, проблемы и усугубляются, и на это нужно обратить самое пристальное внимание всем, кто занимается региональными финансами как на федеральном уровне, так и в самих субъектах.

По поводу ответственности регионов, о чём только что Андрей Юрьевич (Воробьёв) говорил, – это всегда палка о двух концах. С одной стороны, вроде какие-то решения выглядят избыточно жёсткими. А с другой стороны, приходят и предлагают дальше гайки завинчивать, говорят: не платят, не исполняют, не участвуют – давайте здесь что-то заберём, здесь ответственность сделаем более жёсткой. Я не возражаю против того, чтобы посмотреть и вопросы, связанные с оптимизацией ответственности регионов по целому ряду бюджетных обязательств и вообще в сфере финансового законодательства. Хорошо, что коллеги занимаются темой экономии на государственных услугах, на аппарате, на государственных закупках. Надеюсь, эта линия будет продолжена.

Список награждённых

  • PDF

    139Kb

    Список награждённых государственными и правительственными наградами на расширенной коллегии Министерства финансов

Что касается будущего министерства – вы сами это будущее и создаёте.  Я вот открыл доклад, смотрю: уже всё выглядит так, как нам советуют делать наши всякие разные аналитики, умники. «Стратегическая карта министерства» (раньше бы по-другому написали) первое, с чего начинается, – это миссия. Вот Алексей Леонидович (Кудрин), когда министром был, наверное, ещё о миссии не говорилось, а сейчас первое – это миссия. После этого второе важное – это сразу ценности. Не всякие там поручения какие-то, а ценности, причём ценности правильные: верное служение государству, профессионализм, открытость и результативность. Надеюсь, этих ценностей и будет придерживаться министерство.

Ну а сейчас – подарки.

А.Силуанов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.