III Петербургский международный юридический форум

«Открытость, ясные и чёткие правила игры должны соблюдаться как внутри страны, так и в глобальном масштабе. Принцип суверенного равенства государств и вытекающего из него имущественного иммунитета остаётся императивом международного права».

Петербургский международный юридический форум был учреждён в 2011 году распоряжением Президента Российской Федерации.

За 3 года существования форум успел зарекомендовать себя в качестве площадки высшего уровня для диалога представителей государственной власти, бизнеса, юридического и судейского сообщества, а также экономистов и ведущих научных сотрудников академических учреждений всего мира.

Стенограмма:

Выступление Министра юстиции Александра Коновалова на III Петербургском международном юридическом форуме

А.Коновалов: Уважаемые дамы и господа! Рад приветствовать вас на открытии III Петербургского международного  юридического форума!

В этот раз пленарное заседание форума проходит в уникальном месте – в новом здании Мариинского театра Санкт-Петербурга, в здании, которое было открыто всего лишь две недели назад. Исторически неподалеку от этого места находился первый постоянно действующий, так называемый Каменный театр в Санкт-Петербурге, ставший прообразом знаменитого Мариинского театра, который известен в том числе не только великолепным подбором исполнителей и великолепной школой, но и умелым сочетанием консервативности, верности традициям, бережного хранения наследия, классики мировой культуры и новых, в том числе подчас революционных, подходов и совершенно свежих взглядов на прочтение как классики, так и современных произведений.

Специалисты говорят, что в этом зале великолепная акустика, которая позволяет раскрывать все без исключения оттенки и аспекты музыкальных произведений, которые в нём звучат. Но какими бы ни были прекрасными залы, какой бы ни была великолепной акустика в них, какими бы ни были прекрасными инструменты оркестра и мастерство музыкантов, которые исполняют музыкальные произведения, в конечном счёте смысл всего этого оправдывается только тем, что содержание музыкальных произведений, которые исполняются оркестром, востребовано людьми, если они говорят о вечных, неизменно интересных людям темах и проблемах, о человеке, о его поиске и стремлении к истине, о его любви. Равным образом и право и закон оправданны только в том случае, если (какими бы ни были великолепными инструменты юристов, каким бы ни было высоким их профессиональное мастерство) они служат вечным, базовым ценностям права, если они защищают человека, его свободу, его безопасность, если они пресекают беззаконие и защищают справедливость.

Дамы и господа! Мы уверены в том, что все без исключения участники III Санкт-Петербургского юридического форума и все те, кто находится в этой аудитории, разделяют именно это понимание права и правоприменения. Именно поэтому для нас так важно видеть всех участников форума здесь. В третий раз Санкт-Петербург предоставляет площадки для исключительно компетентной живой дискуссии разных специалистов, представителей разных юридических специализаций и правовых школ на самый широкий спектр вопросов правоприменения.

А.Коновалов: Мы рассчитываем на то, что качество дискуссии, которая будет проходить ежегодно на Международном юридическом форуме в Санкт-Петербурге, обеспечит его постепенное превращение в своеобразный бизнес-инкубатор для новых подходов и новых идей в правоприменении, которые будут использоваться не только в России, но и во всех уголках нашей планеты.

Сегодня мы ожидаем дискуссии на площадках форума – почти 60 секционных круглых столах по широчайшему спектру вопросов, начиная от ядерного права и заканчивая спортивным, начиная от  регулирования отношений в области искусства и культуры и заканчивая регулированием недропользования. Мы рассчитываем на то, что качество дискуссии, которая будет проходить ежегодно на Международном юридическом форуме в Санкт-Петербурге, обеспечит его постепенное превращение в своеобразный бизнес-инкубатор для новых подходов и новых идей в правоприменении, которые будут использоваться не только в России, но и во всех уголках нашей планеты.

Дамы и господа, мы считаем, что первые два форума, которые прошли в Санкт-Петербурге, стали неплохой увертюрой, и сейчас настаёт время для основных партий. Добро пожаловать в Санкт-Петербург – и творческих успехов!

Ведущий: Уважаемые дамы и господа! На сцену приглашаются модератор пленарного заседания Вершинин Александр Павлович – генеральный директор Президентской библиотеки имени Бориса Николаевича Ельцина, доктор юридических наук; участники пленарного заседания III Петербургского международного юридического форума: Валерий Дмитриевич Зорькин – председатель Конституционного суда Российской Федерации; профессор Тимоти Эндикотт – декан юридического факультета Оксфордского университета; его превосходительство господин Питер Томка – председатель Международного cуда; его превосходительство господин Иво Опстелтен – министр безопасности и юстиции Нидерландов; господин Майкл Рейнольдс – президент Международной ассоциации адвокатских образований; Берик Мажитович Имашев – министр юстиции Республики Казахстан.

Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев.

III Петербургский международный юридический форум

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Добрый день, уважаемые коллеги!

Начну, конечно, тоже со слов приветствия всех, кто приехал в Петербург на III Международный юридический форум. Мне кажется, что сама по себе идея организаторов – чтобы этот форум стал традиционным, чтобы он в известной степени стал обязательным в расписании значительного количества юристов, – воплощена в жизнь. И мне приятно отметить, что сегодня в этом зале присутствуют мои коллеги, ведущие эксперты из самых разных стран и, конечно, представляющие самые разные области права и юридической науки. Здесь много и новых лиц (благо этот прекрасный зал это позволяет), и тех, кто приезжал к нам в прошлом и позапрошлом годах. Ещё раз говорю: мне кажется, это свидетельство востребованности форума. Ещё могу добавить, наверное, к тому, что уже было сказано о месте проведения нынешнего форума: это только что открывшаяся сцена Мариинского театра, и вы, практически одни из первых, кто сегодня в этом зале находится, можете оценить его уникальность и высочайший мировой уровень по акустике. Во всяком случае, я надеюсь, то, что я говорю, слышно и на том конце зала, и на балконе.

Создать такой современный комплекс сложно, вдохнуть в него, в новые стены жизнь – ещё сложнее. Это в чём-то напоминает ту задачу, которая стояла перед Россией два десятилетия назад, когда формировался правовой каркас нашего государства и права и, конечно, создавалась новая экономика.

Д.Медведев: Принято значительное число законов, которые определили развитие страны за эти два десятилетия. Приняты фундаментальные документы, кодексы, включая такой важнейший, как Гражданский кодекс. Нельзя сказать, что всё удалось на 100%, но так и не бывает. Я убеждён, что законодательство всё равно будет совершенствоваться, всё равно будут меняться определённые правила, да и жизнь будет взывать к необходимости совершенствовать нашу юридическую систему.

В этом году исполняется 20 лет российской Конституции и новому российскому парламенту. Принято значительное, я бы даже сказал, огромное число законов, которые определили развитие страны за эти два десятилетия. Приняты фундаментальные документы, кодексы, включая такой важнейший, как Гражданский кодекс, и, конечно, это заслуга юристов, которые в том числе присутствуют в зале. Нельзя сказать, что всё удалось на 100%, но так и не бывает. Я убеждён, что законодательство (думаю, вы тоже со мной согласитесь) всё равно будет совершенствоваться, всё равно будут меняться определённые правила, да и жизнь будет взывать к необходимости совершенствовать нашу юридическую систему.

Год назад пленарное заседание форума было посвящено новым вызовам права в глобальном мире. Мы также обсуждали вопросы конкуренции и сотрудничества правовых систем. С тех пор произошли определённые события, и, скажем так, общая нестабильность в мировой экономике лишь подтверждает те позиции, которые были сформулированы в прошлом году. И одновременно выявляются новые тенденции, в том числе связанные с взаимозависимостью национальных правовых систем и их соотношением с международным правом. Об этом когда-то ещё Иммануил Кант писал. Кстати, недавно как раз смотрел книжку нашего очень крупного учёного, которого совсем недавно не стало (я имею в виду Сергея Сергеевича Алексеева), очень интересную книжку, посвящённую именно этой проблематике. Он, конечно, был очень сильный учёный.

Теперь несколько аспектов, которые мне хотелось бы выделить. Первое – конкурентоспособность национальных правовых систем или национальных юрисдикций, которая важна как для людей, так и для бизнеса – идёт ли речь о небольшой фирме или о глобальной, транснациональной компании.

Развитие коммуникационных технологий, международная интеграция, глобализация бизнеса – всё это создало, может быть, какую-то иллюзию, будто государственная принадлежность человека или компании больше не имеют решающего значения. Люди зачастую живут в одной стране, имеют бизнес в другой стране, а недвижимость, допустим, в третьей стране, и не секрет, что именно условия ведения бизнеса становятся определяющими для выбора гражданства, тому есть и совсем свежие, современные примеры.

Аналогичные вещи, аналогичные позиции происходят и с транснациональными корпорациями, которые уже не чувствуют себя связанными юридическими узами со страной, где начиналась их история или находятся органы управления и центр деловых интересов. Однако экономическая рецессия, которая уже достаточно долго продолжается на планете, показала, что такие предположения во всяком случае преждевременны. Мы видим, как необходимость поддержки национального бизнеса приводит к попыткам ренационализации правовых систем, а в некоторых случаях и к снижению темпов интеграции и даже к восстановлению пограничных юридических барьеров. Неудивительно, что в таких условиях граждане и компании ищут поддержки и защиты своего конкретного государства. Катаклизмы на глобальных рынках заставляют предпринимателей более внимательно изучить возможности, которые создаёт именно своя, национальная правовая система, причём это движение носит взаимный характер. Государство, предоставляя различные налоговые послабления, льготные кредиты, субсидии, рассчитывает, что предприниматели будут следовать определённым правилам, соблюдать баланс частных и общественных интересов, а не уходить в так называемые серые схемы.

При этом неизбежная национализация правовых систем затронула и те страны, которые традиционно распахивали свои двери для зарубежных субъектов. Это, кстати, касается и многих стран Европы. Поэтому именно право становится конкурентным преимуществом для государства при возвращении экономической деятельности под его юрисдикцию. Это, безусловно, хороший импульс для каждого национального законодателя – развивать свою правовую систему и создавать благоприятные условия как для ведения бизнеса, так и для улучшения инвестиционного климата. Важно принимать нормы, которые исключали бы недобросовестную конкуренцию юрисдикций (а это случается) и устанавливали бы правила поведения при конкуренции правовых систем и пределы как, что называется, национализации, так и либерализации этих самых юрисдикций. Такие нормы должны охватывать не только разрешение конфликтов юрисдикций судов, но и взаимное признание и приведение в исполнение решений иностранных судебных инстанций, а также правовые гарантии при изъятии собственности, при лишении личной свободы, при уголовном преследовании. Соответствующие правовые конструкции должны быть тщательно продуманы и носить взвешенный характер.

Д.Медведев: Мы в последние годы достаточно последовательно, внимательно совершенствовали наше корпоративное законодательство. Мы стремимся повысить привлекательность российской юрисдикции для предпринимательской деятельности и сделать правила игры для бизнеса понятными и прозрачными.

Если говорить о наших конкретных действиях, мы в последние годы достаточно последовательно, внимательно совершенствовали наше корпоративное законодательство. Мы стремимся повысить привлекательность российской юрисдикции для предпринимательской деятельности и сделать правила игры для бизнеса понятными и прозрачными. В рамках так называемой дорожной карты по оптимизации процедур создания юридических лиц подготовлен проект федерального закона. В соответствии с ним сокращаются сроки регистрации юридических лиц в государственных внебюджетных фондах с 5 до 3 рабочих дней. Результат этой дорожной карты, конечно, должен в целом сказаться на наших позициях и улучшить позиции России в международных рейтингах, которыми, как известно, мы, мягко говоря, не вполне довольны. Мы ставим задачу продвинуться в двадцатку лучших юрисдикций по простоте открытия нового бизнеса. В Госдуму внесены поправки в Гражданский кодекс, которыми предусмотрена значительная либерализация законодательства о непубличных акционерных обществах. Речь идёт о вопросах и перераспределения корпоративного контроля по соглашению участников, и совершенствования механизмов ответственности контролирующих лиц компаний, в том числе так называемых теневых директоров.

Кроме этого идёт довольно значительная работа по развитию института, альтернативного судебному рассмотрению споров. Я имею в виду, конечно, коммерческий арбитраж, третейский суд, который востребован бизнесом как средство быстрого, качественного и профессионального урегулирования, разрешения гражданско-правовых споров, как гарантия защиты прав предпринимателей и их интересов. Хотя надо признаться откровенно: пока в этом плане наше третейское разбирательство не вышло на тот уровень, которым заслуженно пользуется этот формат рассмотрения споров в других странах. И чем активнее мы будем продвигаться в этом направлении, тем, на мой взгляд, лучше и для бизнеса, да и для судебной системы, которая в значительной мере перегружена рутинными делами.

Очевидно, что привлекательностьнациональной юрисдикции, благоприятная бизнес-среда во многом зависят от открытости власти, качества государственного управления и предоставления государственных услуг. В нашей стране всё больше данных о работе министерств и ведомств, как и в других странах, естественно, погружается в глобальную сеть, доступно становится в интернете. Проекты законов и других нормативных актов, подготовленные Правительством Российской Федерации, проходят общественное обсуждение, что, конечно, усиливает контроль за законотворчеством со стороны гражданского общества.

Д.Медведев: В нашей стране всё больше данных о работе министерств и ведомств становится доступно в интернете. Проекты законов и других нормативных актов, подготовленные Правительством Российской Федерации, проходят общественное обсуждение, что, конечно, усиливает контроль за законотворчеством со стороны гражданского общества.

Правительство внесло в парламент законы, которые направлены на повышение прозрачности судебной системы и обязывают судей, в частности, публиковать сведения обо всех так называемых внепроцессуальных обращениях по делам, которые находятся в их производстве (что существует в целом ряде весьма успешных юрисдикций), также этот законопроект дополнительно регулирует порядок привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Планируется оборудовать суды средствами аудио- и видеозаписи и расширить доступ к информации об их деятельности в интернете.

Мы видим положительный эффект от этой работы и обязательно будем её продолжать. Конечно, есть и свои трудности: в частности, это касается разграничения публичной информации и персональных данных граждан. Наиболее успешно в этой сфере действуют арбитражные суды, которые сегодня предоставляют практически полный доступ ко всем судебным актам и готовы открыть многие материалы дел. Сложнее ситуация с судами общей юрисдикции, которые в значительной мере взаимодействуют с нашими гражданами. И здесь приоритетом, как и в любой судебной системе, является всё-таки конфиденциальность персональной информации. И для того чтобы эту информацию опубликовать – информацию о судебных делах, её, эту персональную информацию, необходимо удалить, а это непростая и трудоёмкая работа, особенно имея в виду, что очень трудно зачастую определить границы частной сферы в условиях глобального информационного общества. Это задача, которую мы сейчас обсуждаем и с экспертами, и с законодателями. Принципиально важно, чтобы она была разрешена не в ущерб правам личности.

Ещё один момент, который я хотел бы обозначить, – это открытость, ясные и чёткие правила игры, которые должны соблюдаться как внутри страны, так и в глобальном масштабе. Принцип суверенного равенства государств и вытекающего из него имущественного иммунитета, мне кажется, остаётся императивом международного права.

Многие российские компании (непосредственно или через иных лиц) работают на территории иностранных государств. Всем известны случаи, когда эти компании подвергаются дискриминации или используются в недобросовестных внешнеполитических играх, создаётся угроза их имуществу. И судопроизводство (это тоже не секрет) зачастую используется как инструмент политического давления на то или иное государство, которое представляет то или иное юридическое лицо. Это, конечно, ведёт к напряжённым отношениям между странами, дискредитирует общую идею верховенства права, подрывает доверие к международному праву и в конечном счёте наносит ущерб и тем, кто допускает односторонние действия и нарушает международные правила. Мы отслеживаем подобные ситуации. Как и любое государство, мы на них будем реагировать, будем применять в необходимых случаях и соразмерные меры, безусловно, опираясь на международное право. Кроме того, мы думаем и о защите интересов самого российского государства, его интересов на территории иностранных государств. В свою очередь готовы к тому, чтобы ответные шаги в этом направлении предпринимались на территории нашей страны. В частности, сейчас идёт подготовка специального закона об имущественном иммунитете государства. Он позволит установить современные, достаточно чёткие правила обращения взыскания на имущество иностранного государства в рамках российской юрисдикции, что также, надеюсь, будет способствовать повышению её конкурентоспособности.

Ещё одна тема, которую хотел бы обозначить, связана с международным регулированием инвестиций. Недостатки современного международного права в области инвестиций, которые в основном формировались ещё в доглобальную эпоху, то есть, скажем, в 70-е годы прошлого века, стали особенно очевидны во время последнего экономического кризиса. Я имею в виду правовую ситуацию, когда внешний инвестор оказывается в более привилегированном положении, чем внутренний. Такие привилегии раздавались во многих государствах, и у нас есть такие привилегии, в частности, небезызвестная «дедушкина оговорка», как её называют, которая позволяет иностранному инвестору избегать действия новых законодательных актов в налоговой и иной сферах – вплоть до изъятия из национальной юрисдикции при разрешении споров между компаниями с иностранными инвестициями. В результате, естественно, процветают различного рода офшорные схемы, создаётся видимость иностранного происхождения того капитала, который ввозится на территорию нашей страны, и предпринимаются попытки манипулировать судебной юрисдикцией. Всё это не помогает, а скорее препятствует реальным инвестициям и, конечно, искажает суть международных договоров, которых мы немало подписали и ратифицировали, – о международной защите и поощрении иностранных инвестиций.

Д.Медведев: Мы, безусловно, заинтересованы в иностранных инвестициях в российскую экономику, делаем довольно много для их привлечения. По объёмам инвестиций мы, кстати, находимся среди быстрорастущих экономик практически на одном из первых мест. Однако убеждён: права внешних и внутренних инвесторов должны защищаться одинаково.

Мы, безусловно, заинтересованы в иностранных инвестициях в российскую экономику, делаем, надеюсь, довольно много для их привлечения. По объёмам инвестиций мы, кстати, находимся среди быстрорастущих экономик практически на одном из первых мест. Однако убеждён: права внешних и внутренних инвесторов должны защищаться одинаково. И здесь нужны какие-то новые правовые механизмы стран – получателей инвестиций, их разработка и будет нашей задачей на ближайшую перспективу.

Кстати, многие из тех вопросов, которые я поднимаю сейчас в этом выступлении, мы обсуждали на «двадцатке», других международных форумах, а также при формировании правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства. И здесь в полной мере стараемся учитывать международный опыт, в частности опыт Европейского союза по созданию транснационального права. Оно сближает, гармонизирует системы стран-участников, но в то же время не вводит полного единообразия. Важно, чтобы и в нашем евразийском проекте сохранялось всё лучшее, что было создано в национальных юрисдикциях, наших национальных правовых системах.

По всем названным проблемам идут довольно серьёзные споры, в том числе на экспертных площадках Организации Объединённых Наций, Гаагской конференции по международному частному праву и других международных судебных институтов, представители которых сегодня есть в этом зале. Очевидно, что конструктивные решения могут быть выработаны только на основе консенсуса, при учёте позиций всех заинтересованных сторон. Я очень рассчитываю, что и обсуждение, которое будет проходить здесь, в зале, и на полях форума, окажется позитивным и будет способствовать решению этих вопросов.

Уважаемые коллеги, я, естественно, затронул лишь часть вопросов, которые будут предметом обсуждения на форуме. Сложных и очень интересных тем для юристов сейчас множество. Скажем, одна из них, о которой я говорить не буду – наверное, другие расскажут, – это возрастающее влияние на право новейших технологий, интернета, социальных сетей. Я думаю, что и наш форум может внести свой вклад в соответствующую проблематику.

Я искренне желаю всем присутствующим интересных, продуктивных дискуссий и, конечно, приятных впечатлений от пребывания в Санкт-Петербурге – в одном из самых красивых городов нашей планеты.

Спасибо.

А.Вершинин (модератор пленарного заседания форума, генеральный директор ФГБУ «Президентская библиотека имени Б.Н.Ельцина»):

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые дамы и господа! Коллеги! Пленарное заседание, таким образом, у нас открыто вводным выступлением к теме форума, напомню – «Конкуренция и сотрудничество правовых систем: роль права в обеспечении развития общества, государства и экономики».

Наши докладчики на пленарной сессии представляют судейское и адвокатское сообщество, национальные органы юстиции, различные юридические школы. Как я вижу – и как видите вы, – они явно не чувствуют себя дебютантами на этой сцене, на сцене Мариинского театра, на суперновой сцене Мариинского театра. Поэтому мы вправе рассчитывать на самые авторитетные оценки и актуальные идеи в правовой сфере. На всё это у нас есть 1 час 20 минут, то есть до 10, максимум – 11 минут для каждого выступающего. Если у участников пленарного заседания будут вопросы и комментарии по поводу выступлений друг друга, прошу дать мне знать об этом.

По сложившейся практике черту под дискуссией в ходе пленарного заседания подведёт его председатель – Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев в своём завершающем выступлении.

Уважаемые коллеги! В 2013 году в целях развития российско-нидерландских отношений проводятся Год Российской Федерации в Королевстве Нидерландов и Год Королевства Нидерландов в Российской Федерации. Поэтому я рад предоставить слово политику, который неоднократно избирался мэром ряда голландских городов, конечно, юристу по образованию, а сегодня министру безопасности и юстиции Нидерландов. Пожалуйста, господин Опстелтен!

III Петербургский международный юридический форум

И.Опстелтен (как переведено)Уважаемый господин Премьер-министр, Ваше превосходительство!

Для меня огромная честь и удовольствие иметь возможность выступать перед Вами на сессии открытия Международного юридического форума, который набирает всё больший вес в международном сообществе. В прошлом году мой бывший британский визави Кеннет Кларк сказал, что такой форум свидетельствует о приверженности российского Правительства верховенству права. Верховенство права, сотрудничество в юридической сфере также являются ключевыми элементами текущего Года России в Нидерландах и Нидерландов в России, поэтому вы увидите целый ряд выступающих из Нидерландов в программе на предстоящие несколько дней. Я надеюсь, что они внесут вклад в успех этого форума.

Когда Президент Путин посещал Нидерланды 8 апреля в рамках нашего Года России в Нидерландах и Нидерландов в России, его приветствовала наш тогдашний глава государства королева Беатрикс, и, наверное, вы видели эти кадры по телевидению. Вы видели коронацию нашего нового короля Виллема-Александра в прошлом месяце. Вы, наверное, заметили его жену – королеву Максиму. Её предшественницей была великая княгиня Анна Павловна, дочь российского царя. В 1816 году она вышла замуж за кронпринца Виллема, который потом стал королём Виллемом II. И наш новый король – один из прямых потомков – прапраправнук – Анны Павловны. Как вы знаете и видите, наши страны связаны самыми разнообразными связями. В своём выступлении в голландском парламенте наш новый король сказал: «Демократия основана на взаимном доверии. Люди уважают то правительство, которое уважает закон. И очень часто это также даёт перспективы гражданам на будущее. Кроме того, правительство должно доверять людям, гражданам, которые должны чувствовать общую ответственность за реализацию общественных интересов и быть готовы защитить интересы друг друга». Эти слова описывают суть демократического государства в условиях верховенства права: закон создаёт гарантии для людей прежде всего в отношениях с правительством. И закон также даёт людям и компаниям юридическую определённость, в рамках которой они могут жить и работать в условиях свободы. Наш новый конституционный монарх в своих действиях руководствуется нашей конституцией, демократической конституцией, и он также подчеркнул необходимость доверия. Он сказал: если правительство хочет завоевать доверие народа, оно должно начать с доверия к народу. Правительство должно рассматривать общество как часть демократического процесса. Ответственные граждане могут говорить всё, что они хотят, чтобы укрепить это взаимное доверие. И правительство в свою очередь должно действовать прозрачно, оно должно быть подотчётно в своих действиях, должно позволять гражданам свободно выражать свои мысли. Последние исследования показали, что верховенство права, правовая определённость, взаимное доверие совершенно необходимы для устойчивого экономического роста. В наши времена глобализации доверие между государствами и сотрудничество между правовыми системами также являются ключевыми факторами развития, потому что они создают правовую уверенность – и в торговле, и в сфере услуг, и в сфере промышленности. Необходима правовая защита граждан, которые пересекают границы, выезжая на работу, или по каким-то семейным причинам, или в качестве культурных туристов.

Россия и Нидерланды, конечно, имеют в этой области очень тесные связи. Например, мы работали вместе в течение определённого времени над модернизацией российского Гражданского кодекса. Это тема, которая будет обсуждаться на одном из круглых столов. Я также хочу подчеркнуть, что здесь есть круглые столы, посвящённые новым и очень перспективным формам сотрудничества в судебно-правовой сфере и в сфере кибербезопасности, в сфере доказательной базы, судебно-медицинской экспертизы. Это всё очень сложные проблемы, в одиночку их не решишь. Судебно-медицинский институт Нидерландов находится на переднем крае в своей научной области, особенно в области киберсудебной экспертизы, в области использования ДНК. Наши эксперты будут сравнивать свои достижения, изучать возможности сотрудничества с российскими партнёрами, партнёрами из других стран. Нидерланды очень рады тому, что очень много российских компаний высоко ценят наш бизнес-климат, нашу стабильную правовую систему, и качество нашей правовой системы является неотъемлемой частью этого климата. Совсем недавно стало очевидно, что строительство российского нефтяного терминала в порту Роттердама состоится. Это инвестиция на 800 млн евро, которая позволит увеличить перевалку российских нефти и нефтепродуктов через порты Роттердама. Это также является подтверждением нашего взаимного доверия, нашей веры в выгоду от работы вместе в области экономики и права.

Друзья также должны иметь возможность конструктивно критиковать друг друга. Когда Нидерланды совершают ошибки, мы с удовольствием их обсуждаем. Мы не только хотим их исправить, мы хотим на них научиться, для того чтобы они снова не произошли. Мы с удовольствием принимаем критические замечания и рекомендации от Страсбурга и Женевы. Иногда это неприятно и дорого, но мы считаем, что это совершено необходимо, поскольку это инвестиция в будущее. Мы будем настаивать на том, что целый ряд фундаментальных ценностей совершенно необходим для устойчивого социально-экономического развития, а именно: уважение к правам отдельных людей, к свободе слова, независимость судов.

Несмотря на все различия между нашими странами, несмотря на различия между нашими обществами или политическими взглядами, у нас много общего – у нас есть общие интересы и перед нами стоят общие вызовы. Мы ведём открытый диалог, основанный на договорах, которые мы подписали. Договоры подписаны в рамках таких организаций, как ООН, как Совет Европы, которые основываются на универсальных, всеобщих ценностях, которым мы все преданы. Одно дело – сформулировать ценности в форме законов и договоров, провести их в жизнь – это совсем другое дело. Есть разница между законом в книгах и законом в жизни, и мы гордимся, что в Гааге находится множество органов, которые претворяют эти ценности в жизнь в рамках международных отношений. Они включают целый ряд международных судов (Питер Томка, председатель Международного суда ООН, безусловно, более подробно будет об этом говорить в своём выступлении), и с удовольствием завтра приглашаю вас в 9 часов на представление этих институтов. Я также с нетерпением жду продолжения конструктивного диалога и укрепления сотрудничества между Россией и Нидерландами на основе таких инструментов, как Меморандум о взаимопонимании между российской прокуратурой и моим министерством. Спасибо большое за внимание.

Ведущий: Спасибо большое, господин министр! Следующее выступление – тоже взгляд из Голландии, но только от форума, так как в дискуссию вступает у нас руководитель упомянутого Международного суда ООН. Суд, как известно, находится в Гааге, считается, что он единственный из главных органов ООН не в Нью-Йорке. С 2012 года его председателем является Питер Томка, выпускник, кстати, пражского Карлова университета. При этом должен подчеркнуть, что он избран судьёй от Словакии уже на второй девятилетний срок. У нас есть уникальная возможность узнать точку зрения председателя Международного суда по вопросу развития практики разрешения межгосударственных споров, а может быть, и создания новых механизмов их предупреждения. Прошу.

Выступление председателя Международного суда Питера Томки на III Петербургском международном юридическом форуме

П.Томка (председатель Международного суда): Уважаемый господин Премьер-министр, дамы и господа! (говорит по-русски)

(Далее как переведено):  Высокие гости! Я очень рад обратиться к участникам пленарной сессии Петербургского международного юридического форума в качестве представителя Организации Объединённых Наций, а именно его высшего судебного органа – Международного суда в Гааге. Идеалы, лежащие в основе Устава ООН, внесли значительный вклад в формирование концепции верховенства права (особенно в сфере соблюдения законности), которая (эта концепция) стала одним из краеугольных камней современного миропорядка. И сегодня уже никто не будет отрицать, что ценности, заложенные в Уставе ООН, способствовали развитию более справедливого и демократического общества.

В том, что Устав ООН действительно отстаивает фундаментальные ценности и убеждения, нетрудно убедиться: достаточно заглянуть в преамбулу этого документа, чтобы увидеть: такие понятия, как основные права человека, достоинство и ценность человеческой жизни, равноправие мужчин и женщин, возведены в этом документе в ранг священных.

Далее. В тексте устава содержится призыв использовать международный аппарат для содействия экономическому и социальному прогрессу всех народов.

Таким образом, международное право, верховенство права, которое, вне всякого сомнения, является частью архитектуры ООН наряду с поддержанием международного мира и безопасности, способствовало формированию международного сообщества, нацеленного на улучшение жизни людей во всём мире.

Несомненно, что этой цели легче всего достичь или хотя бы стремиться к её достижению путём укрепления верховенства права на международной арене, что в свою очередь будет способствовать становлению общества, основанного на равенстве и справедливости. По сути дела, в самом уставе указано на симбиоз этих идеалов и соблюдение принципов международного права, основанного на стремлении «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права, и содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе».

В значительной степени благодаря Уставу ООН международное право сегодня приобретает всё большую значимость. Прошли те времена, когда решения большинства государств о своих действиях на международной арене принимались без учёта его принципов. Сегодня международное право нередко учитывается и при выработке внутренней политики государства, но его принципы зачастую ложатся в основу решения национальных судов, особенно в делах, касающихся международных норм в области прав человека или иных международных аспектов, в частности в области экономики. На международное право постоянно ссылаются политики, его нормы часто цитируют представители гражданского общества и другие стороны, отстаивающие те или иные права. Действительно, Устав ООН проложил путь к выработке существенных норм и принципов международного права, но не менее важную роль в обеспечении того, чтобы право стало основой развития международного сообщества, государства и экономики, играют механизмы мирного урегулирования споров, число которых постоянно растёт. Другими словами, субъекты международного права нуждаются в органах, в которые они могли бы обратиться со своими претензиями с целью защиты своих прав. Создание механизмов, урегулирование споров в различных сегментах международного сообщества следует всячески приветствовать, поскольку такие органы являются надёжным средством соблюдения правовых стандартов и принципов, которые высоко ценит всё международное сообщество.

Международный суд ООН со своей стороны, который нередко называют всемирным судом, имеет в соответствии с Уставом ООН уникальные полномочия главного судебного органа Организации Объединённых Наций. Другими словами, главная задача суда заключается в том, чтобы вершить международное правосудие в рамках системы ООН путём мирного урегулирования двусторонних споров между обращающимися в суд государствами – членами организации.

В своей работе суд всегда действует в пределах своей юрисдикции и стремится выносить взвешенные и справедливые решения на основе представленной доказательной базы и юридических аргументов, выдвигаемых сторонами, а также в соответствии с применимыми нормами и принципами международного права. Кроме того, судебная функция подчинена основополагающей цели, предусмотренной Уставом ООН, а именно (цитата): «проводить мирными средствами в согласии с принципами справедливости и международного права улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира» (конец цитаты). Эта цель является своего рода зеркальным отражением принципа, в соответствии с которым, согласно уставу, все члены Организации Объединённых Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость.

П.Томка: Главная задача Международного суда ООН заключается в том, чтобы вершить международное правосудие в рамках системы ООН путём мирного урегулирования двусторонних споров между обращающимися в суд государствами – членами организации.

В своей повседневной деятельности суд способствует повышению роли права в международных отношениях путём урегулирования споров, поступающих к нему на рассмотрение, однако значимость его решений этим отнюдь не ограничивается. Судебная практика судасамым непосредственным образом влияет на развитие международного права. Хорошо аргументированные решения суда воспринимаются многими как авторитетный источник международного права и самым внимательным образом изучаются теоретиками права, юридическими службами министерств иностранных дел, международными организациями, государствами – членами ООН. Подчас решения суда становятся тем эталоном, при помощи которого оценивается законность тех или иных действий членов международного сообщества. Кроме того, судебная практика суда сыграла немалую роль в работе арбитражных и иных международных судов, которые с достаточной степенью гибкости используют решения суда при подготовке собственной аргументации. Кроме того, немалую роль судебная практика суда сыграла в реализации проектов в сфере кодификации, инициированных комиссией по международному праву.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун приложил усилия к тому, чтобы повысить роль суда в урегулировании международных споров. Так, недавно он дал старт кампании, направленной на то, чтобы увеличить число государств, в одностороннем порядке признающих юрисдикцию суда обязательной для себя. Мы всецело поддерживаем эту инициативу, которая является весьма дальновидной, поскольку стимулирует государства – члены ООН к тому, чтобы рассматривать мирное разрешение международных споров в судебном порядке в качестве плодотворной модели урегулирования разногласий, что в свою очередь способствует достижению целей, предусмотренных уставом ООН.

Ваше превосходительство, дамы и господа! Конечно, перед нами возникают различные вызовы, иногда возникает необходимость прибегать к механизмам мирного урегулирования споров, и мы вступаем в эпоху, изобилующую новыми вызовами. Но в то же время мы видим стремление участников международного процесса разрешать споры между собой с помощью инструментов мирного урегулирования. Эта обнадёживающая тенденция подтверждается ростом числа механизмов разрешения споров. Все эти механизмы роднит одно хорошее качество – стремление к противодействию односторонним действиям отдельных государств, оказавшихся в конфликтной ситуации, к ослаблению напряжённости между конфликтующими сторонами и к использованию мирных средств разрешения разногласий, основанных на правовых принципах.

В свете сказанного выше очевидно, что международное право можно считать инструментом стимулирования государств к более полному выполнению ими принятых на себя обязательств, формирования у политиков и представителей исполнительной власти устремлений, в большей степени соответствующих идеалам справедливости и демократии, и в конечном счёте – улучшению жизни людей во всём мире. Международный суд будет продолжать играть свою роль в процессе достижения обозначенных мною целей, вынося решения по переданным нам на рассмотрение делам добросовестно, в высшей степени беспристрастно, независимо, в соответствии с нормами международного права и в пределах предоставленных ему юрисдикционных полномочий. Спасибо большое.

А.Вершинин: Большое спасибо. Следующий выступающий – представитель английской правовой системы профессор Тимоти Эндикотт – специалист в области философии и теории права. Его научные труды переведены на итальянский, испанский, китайский языки. Я знаю, что он с лекциями объездил, наверное, все континенты. При этом профессор Эндикотт уже более пяти лет возглавляет юридический факультет одного из старейших вузов мира – Университета Оксфорда.

Половина магистрантов этой правовой школы – иностранцы, наверное, это ещё один способ экспорта правовых инструментов. Господин Эндикотт, вам слово.

Выступление декана юридического факультета Оксфордского университета Тимоти Эндикотта на III Петербургском международном юридическом форуме

Т.Эндикотт (декан юридического факультета Оксфордского университета) (как переведено): Спасибо, профессор Вершинин. Ваше превосходительство, дамы и господа! Я преподаю право, а у преподавателя права есть определённые обязанности. Как невозможно преподавать уроки и знания лидерам правовой науки, которые собрались здесь, на форуме в Санкт-Петербурге… Поэтому для меня большая честь присутствовать здесь. Мы видим, что в нашем университете учатся талантливые студенты и из Санкт-Петербурга, и из других стран мира. Я знаю, что господин Медведев, а также многие другие собравшиеся в этом прекрасном зале также преподавали право. Господин Медведев преподавал римское право, а это предмет, который также активно преподаётся в моём университете. Мы хотели бы, чтобы наши студенты узнавали об истоках гражданского права. Они узнают о том, что такое юстиниановское право, кодекс, написанный полторы тысячи лет тому назад. И это желание, постоянное желание оплатить свои долги, выполнить свои обязанности... Надо отметить, что мы можем многое взять из гражданского права Византийской империи, но также мы можем многое взять и из гражданского права сегодняшнего дня. Мы можем говорить о преодолении границ между географией, геополитикой и культурой, мы можем научиться мудрости друг у друга, но также можем учиться и на ошибках друг друга. Я надеюсь, что представители России и других стран гражданского права могут узнать и научиться на ошибках государств, основанных на общем или частном праве, а также воспользоваться преимуществами взаимных систем юридической подготовки.     

Кроме того, мы можем развивать право гибко, при этом используя доктрину прецедента, для того чтобы придать закону бóльшую стабильность. И преимущество стабильности общего права очевидно в поведении сторон, которые являются участниками международного процесса, где лондонское право, нью-йоркское право. Английское право в целом является отличным экспортным товаром Великобритании, но нет никаких гарантий того, что английские судьи или другие судьи смогут добиться нужного баланса между гибкостью и стабильностью. Фактически, если вы будете присутствовать на лекции по договорному праву в моём университете, вы увидите, что профессор будет критиковать судей, объясняя, почему последние решения были неправильными. И это, собственно, говоря, работа студентов – понять, в чём ошибались судьи, и каковы должны быть более оптимальные решения. Так что наши студенты учатся и на провалах, и на удачах судей. И даже читая Habeas Corpus Act (законодательный акт, принятый парламентом Англии в 1679 году, составная часть конституции Великобритании), мы видим, что судьями этого частного права был изобретён процесс защиты и обвинения, и этот процесс затем использовался для того, чтобы привлечь истцов к суду. Но я всегда говорю своим студентам в Оксфорде о том, что 400 лет назад судьи допустили ошибку: король не смог добыть достаточно денег для войны с французами, и дворяне отказались предоставлять такие средства, но их привлекли к суду, и тогда судья сказал, что на самом деле мы не можем их привлекать, потому что это касается только низших должностных лиц, а не высших должностных лиц. Таким образом, Habeas Corpus Act не мог быть использован для контролирования действий самого государства. Если судьи не могут использовать те полномочия, которые были им предоставлены, то возникает проблема... Государство основано на общем праве, и Habeas Corpus Act в коммерческом праве обеспечивает устойчивость культуры, где судьи на самом деле ведут себя бесстрашно, тем не менее подчиняясь роли закона.

Мы должны учиться на неудачах и успехах. Мы обсуждаем различные диспуты и конфликты и обсуждаем, как их можно разрешать. Ведь именно учитывая традицию развития общего права и опыт судей в разрешении различных споров, студенты должны изучать работу судей. Результат заключается в том, что студенты понимают, что разрешение споров – это инструмент развития права, это поддерживает судебную независимость, а также независимость в мышлении судей, адвокатов. Я думаю, что полезно обучать студентов противоречить. Юристы сами должны принимать решение, что им думать. Студенты обучаются в условиях системы подготовки общего права не соглашаться с профессорами только потому, что они являются преподавателями, однако есть и недостатки – мы не хотим отражать это в наших рекламных материалах и в учебных материалах. Мы учим студентов, каким образом представлять убедительные доказательства. Мы даём студентам возможность получить те инструменты, которые позволят им успешно действовать в рамках профессии, и они смогут таким образом построить защиту против аргументов, которые невозможно отстоять.

Но верховенство права не всегда высшее благо. Я, конечно, хотел бы сказать, что верховенство права абсолютно необходимо для развития общества в любой стране в рамках международной правовой системы в XXI веке, но необходимо также признавать не только хорошие стороны этой концепции, но и плохие. Вы как юристы должны также дать какие-то инструменты юристам, для того чтобы понять недостатки концепции верховенства права. И если убийца, например, требует высшей справедливости, судья может в силу каких-либо причин попытаться не реализовывать такую концепцию. Однако верховенство права обеспечивается за счёт высоких издержек. И в вашей стране, и в моей стране очень много юридических процедур, и, может быть, адвокаты слишком мало подотчётны, слишком мало отвечают перед своими заказчиками... Таким образом, урок, который мы можем вынести из системы подготовки судей в рамках общего права: мы должны признавать недостатки системы общего права и быть готовыми платить соответствующую цену.

В любом случае мы можем говорить о том, что в рамках любой юридической системы можно добиться больших результатов. Не все мы заслуживаем золотых звёзд за то, что действуем справедливо в отношении наших граждан. Задайте себе вопрос, чего заслуживает ваша юридическая система, правовая система, чего заслуживает система международная, правовая и регулирования споров. Я думаю, что в любом случае всегда можно говорить о том, что мы можем добиться более оптимальных, лучших результатов. Конечно, это не извиняет систему, но если ваша система достаточно хорошая, в любом случае вы можете добиться лучших результатов.

А.Вершинин: Благодарю вас, господин Эндикотт. Политический и правовой мир внимательно следит за развитием государств на постсоветском пространстве. Правовая система Казахстана одна из самых динамично развивающихся, её значение, конечно, особенно ощутимо в рамках Евразийского экономического сообщества и Содружества Независимых Государств.

Как вы понимаете, я хотел бы теперь предоставить слово Берику Имашеву, кандидату юридических наук, министру юстиции Республики Казахстан. Пожалуйста.

Б.Имашев (министр юстиции Казахстана): Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники форума!

Ежегодно интерес к Петербургскому юридическому форуму возрастает. Несомненным подтверждением сказанного мной является география стран – участников форума, и это закономерно, так как век глобализации диктует необходимость интеграции национальных правовых систем. Отсюда интерес государственных должностных лиц и юристов неправительственного сектора к этому форуму.

Благодаря такому форуму мы имеем возможность проанализировать состояние и динамику развития национального законодательства, степень его взаимосвязи с международными правовыми актами. В этой связи хочу особо поблагодарить его организаторов и участников за высокий профессиональный уровень обсуждения поднимаемых вопросов.

Как известно, в современном мире наблюдается устойчивая тенденция к различным формам взаимодействия международного и внутреннего права. Изменение одного из них совершенствует и изменяет другое, отставание любого из них от требований современного мира способно затормозить процесс развития государств и международной интеграции. В своём послании «Стратегия “Казахстан – 2050”: новый политический курс состоявшегося государства» Президент Республики Казахстан Нурсултан Абишевич Назарбаев отметил, что законодательство должно не только защищать национальные интересы, но и синхронизироваться с динамично развивающейся правовой средой. Безусловно, в данном случае под развивающейся правовой средой понимаются в том числе и международные правовые обязательства государства. Правительство Казахстана принимает меры, направленные на повышение конкурентоспособности казахстанской правовой системы во всех базовых отраслях. Так, идея о евразийской интеграции, выдвинутая впервые в 1994 году главой нашего государства в стенах Московского государственного университета имени Ломоносова, сегодня воплотилась в создании Единого экономического пространства. Залогом успешного формирования Евразийского экономического союза с участием Республики Казахстан, Российской Федерации и Республики Беларусь должна стать общая международная договорная база гармонизации и унификации экономического законодательства этих стран. Сегодня понятия дефиниций «гармонизация законодательства» и «унификация законодательства» определены только в теоретических исследованиях, в национальных законодательствах Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации они пока не нашли должного закрепления. Между тем эти понятия являются основными формами правовой интеграции. В этой связи возникает вопрос: следует ли их правовое определение закрепить нормативно? Если да, то на каком уровне документа – во внутреннем законодательстве либо в рамках конкретных международных публичных договоров?

Б.Имашев: Благодаря такому форуму мы имеем возможность проанализировать состояние и динамику развития национального законодательства, степень его взаимосвязи с международными правовыми актами.

Акцентируя на этом ваше внимание, хочу подчеркнуть важность изначального определения единой позиции государств в этом вопросе, а именно нормативного понимания этих понятий. Например, в настоящее время в рамках Единого экономического пространства широко обсуждается проект модельного закона о конкуренции. Этот закон определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции и обеспечения свободного перемещения товаров путём предупреждения и пресечения монополистической и недобросовестной конкуренции, недопущения ограничений и ущемления добросовестной конкуренции органами государственной власти.

Принятие такого закона повлечёт за собой приведение в соответствие с ним национальных законодательств трёх государств. Однако возникает вопрос о том, каким способом такая работа должна проводиться? Путём сближения, гармонизации или унификации национальных законодательств в области конкурентной политики? Как известно, в теоретических работах под сближением законодательства понимается процесс, при котором определяется общий курс государств в данной сфере; под гармонизацией понимаются общие правовые принципы, подходы и концепции развития национальных законодательств; унификация означает согласованное введение в действие несколькими государствами идентичных, одинаковых норм.

Между тем в разработанном модельном законе о конкуренции в качестве его цели определено только сближение норм правового регулирования экономических отношений в области конкурентной политики, хотя по своему содержанию он содержит общие принципы и подход государств в этой сфере. Этот пример, по нашему мнению, показывает необходимость нормативного закрепления единых для трёх государств определений – сближения гармонизации и унификации законодательства. Как это будет решаться – через принятие отдельного национального закона в каждом из трёх государств, через заключение международного договора об этом либо закрепление этих понятий в каждом отраслевом модельном законе, – покажет дальнейшая правоприменительная практика.

Полагаем, что работа в этом плане должна найти логическое завершение с учётом национальных интересов. При этом очень важно, чтобы речь шла о тех национальных приоритетах, которые закреплены в конституциях наших стран, а они связаны с законодательной волей той или иной страны подчинить международные нормы внутреннему праву и своей национальной юридической технике. Впрочем, это отдельная тема для научных и практических дискуссий, в том числе и на Санкт-Петербургском юридическом форуме. Благодарю за внимание и честь выступить на открытии сессии!

Ведущий: Спасибо, господин министр.

2013 год – это также год и 20-летия Конституции России. Конституция во многом определяет развитие общества и государства, законодательства и судебной практики. Сверяет это развитие с Основным законом Конституционный суд России. Не случайно его председатель, доктор юридических наук, профессор Валерий Зорькин, можно сказать, на постоянной основе участвует в Санкт-петербургском международном юридическом форуме. Пожалуйста, Валерий Дмитриевич (обращаясь к В.Зорькину).

Выступление председателя Конституционного суда Валерия Зорькина на III Петербургском международном юридическом форуме

В.Зорькин (председатель Конституционного Суда России): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги, дамы и господа!

Я не буду выступать тут в качестве председателя Конституционного суда и говорить о наших делах, но скажу о том, на что подвигают размышления на Сенатской площади в Конституционном суде. А именно хочу сказать о праве в условиях глобальных перемен – то, чем я занимаюсь в последние годы как исследователь.

Современное право находится в условиях глобальных перемен, однако в любом случае всем нам предельно ясно, что перемены означают не только новые возможности, но и одновременно высокие риски неопределённого будущего. Однажды Вольтера спросили, чем отличается осёл от человека? Он сказал: осёл ходит по кругу, а человек развивается по спирали. Но спираль идёт и туда, куда указывал Данте, – на круги ада и вверх. И ещё одно очень большое различие, говорил Вольтер, заключается в том, что у осла нет выбора, а у человека есть выбор между этими двумя спиралями. И в нашей сегодняшней действительности мы видим, что есть движение и в хорошую и в плохую сторону. Во всяком случае исследователи и практики констатируют крайне опасное разрушение международной правовой системы.

Всё более частые и активные попытки крупных держав, а также формальных и неформальных государственных коалиций подменять функции ООН и Совета Безопасности своими решениями, а также попытки навязывать суверенным государствам внутреннюю экономическую и социальную политику, прямо противоречащую конституциям этих государств... То есть мы видим, что в мире возникает всё больше держав и государственных коалиций, стремящихся де-факто присваивать себе прерогативы международного правотворчества и правоприменения и в итоге нарушающих договорный характер международного правотворческого процесса и деятельность международных и национальных судов, основанную на этих договорах и конвенциях. По сути дела, это означает подмену правовых методов решения проблем силовыми методами.

Осмелюсь утверждать, что искусственно созданная одной из таких неформальных коалиций государственная катастрофа в Ливии пока что недостаточно осознана и оценена международным сообществом с правовой точки зрения. Не осознано в полной мере ни значение этой катастрофы как долговременного генератора хаоса в самой Ливии – в огромном регионе Африки, ни значение кампании против Ливии для глобального мира как неправового прецедента силового вмешательства нового типа в дела национальных государств.

И ещё осмелюсь утверждать, что и события в Ливии, Египте, Сирии, и события, связанные с экспроприацией денег вкладчиков на Кипре – это ведь не просто приметы новой эпохи глобальной турбулентности, о которой говорила госпожа Кондолиза Райс, а это фактическая заявка на полное отрицание тех принципов жизни человечества, которые принесла эпоха модерна и которые мы привыкли считать столь же неотъемлемыми условиями нашего существования, как воздух, которым мы дышим. Я говорю о правах человека, о верховенстве права, о законности Конституции.

Размывание нормативности происходит не только на международном уровне, новизна ведь бывает разная. История учит, что если этот поток новизны не вводится в берега продуманными и своевременными правовыми мерами, то практически неизбежно наступает хаос, смуты, войны, революции. Хаос в конечном счёте приходится усмирять тем более жёсткими и болезненными правовыми мерами, чем глубже и шире открывший этот хаос поток новизны. Поэтому правовые реформы – один из важнейших аспектов институционального оформления любых сколько-нибудь серьёзных социальных преобразований, причём оформления очень настороженного, продуманного и, подчеркну, обязательно опережающего.

Этот мой вывод, возможно, кому-то покажется парадоксальным, ведь чаще всего большинство правовых норм институционализирует, юридически оформляет задним числом те отношения, которые естественным путём складываются в обществе. Но это справедливо лишь в ситуациях относительно спокойной исторической динамики, когда прошлый опыт помогает планировать, прогнозировать, в какой-то мере регулировать будущее, а в кризисных, переходных ситуациях опыт оказывается помощником далеко не всегда, и это касается не только опыта житейского, социального, политического, но и опыта правового. Здесь юрист рискует уподобиться тем генералам, которые готовятся к прошлым войнам и проигрывают следующие. Потому сейчас я буду говорить не об опыте, а о методологии реформирования как (извините за, может быть, смелую метафору) о методологии управления будущим, ведь методологически именно так проводились все исторически успешные реформы. Они опирались на огромную подготовительную законотворческую работу и имели чёткое правовое оформление. Последний пример – сингапурское чудо, осуществлённое реформами Ли Куан Ю.

В.Зорькин: Правовые реформы – один из важнейших аспектов институционального оформления любых сколько-нибудь серьёзных социальных преобразований, причём оформления очень настороженного, продуманного и, подчеркну, обязательно опережающего.

Кроме такого свойства успешного реформирования, которое я назвал бы эффективным управлением будущим, у подобных реформ есть ещё одно очень важное качество: они выстраиваются на прочной социальной опоре, без такой опоры любое реформирование повисает в воздухе. На этапе реформ всегда востребуется гибкая, но одновременно очень сильная и строгая правовая регулярность. История учит: если действия реформаторов не идут вразрез с массовыми представлениями о справедливом и должном, то у них формируется социальная опора, которая позволяет осуществлять реформирование в русле того, что специалисты называют авторитарной модернизацией.

Сейчас уже проведены широкие исследования успешных модернизаций как западных обществ (от Голландии и Англии до Франции и Германии), так и восточных обществ (от Японии и Кореи до Тайваня и Сингапура). И эти исследования убедительно показывают, что модернизация требует усиления регулятивных функций государства и лишь по итогам успешной модернизации возможно ослабление этих функций и частичная передача обществу. Распространённые представления, я бы сказал, сказки, об ослаблении государственно-правовой регуляции как о предпосылке реформ пришли от идеологии некорректного использования идеи рыночной экономики, причём пришли не как научный вывод, а именно как некорректное использование аналогий со знаменитой концепцией невидимой руки рынка, которой якобы нужно просто не мешать. Я не спорю, что рынок успешен – во многих случаях именно невидимая рука рынка и ослабление регулятивных функций. Но я уже как исследователь говорю: назовите мне одну страну, где реформы бы осуществлялись с ослаблением вот этой регулирующей роли государства. Разве мы не видим на сегодняшнем глобальном экономическом кризисе, к чему привело это так называемое ослабление, когда манипуляции с финансовыми рынками привели к глобальному не только экономическому, но и политическому кризису, и, я бы сказал, к всеобщему кризису доверия. Признаки этой глобальной турбулентности превращают человечество в совокупность обществ глобального риска с неопределённым будущим, если пренебрегают советом, который в своё время дал ещё господин Вольтер.

Что следует из того, что я сказал? Нужно, о чём я уже говорил и писал ранее в своих работах, начать осторожную, продуманную, но обязательно системную ревизию международного права, включая нормы ООН и её конвенции. Обычно говорят: не трогайте. Но я говорю сейчас не как судья, хочу сказать как исследователь. Ну хорошо, не трогайте, а как быть, если есть два принципа из десяти ооновских, с одной стороны, принцип государственного суверенитета и нерушимости государственных границ, а с другой стороны, право на самоопределение. Кто как будет выбирать? Одному нравится одно, другому нравится другое. Но невозможно, если мы едим сладкий торт с кофе, поставить соль и сахар и говорить: «Вот, выбирайте, пожалуйста: соль очень вкусная». Может быть, вкусно, но другому понадобится съесть хороший бифштекс, а ему говорят: «Вот тебе сахар и соль, выбери сахар, он подойдёт к бифштексу удивительным образом». Великий американский писатель О.Генри устами своего героя Билла Дрисколла, говорил таким образом: есть песок для строительства, для того чтобы делать дом, насыпать и так далее, а есть овёс для лошади. Плохая замена овса песком для лошади. Возникает вопрос, что мы хотим сделать, и в зависимости от этого должен быть выбор на этапе тех реформ, которые должны быть опережающими, но самое главное,  – не только опережающими, но и учитывать социальную поддержку и массовую социальную опору. Нужно, мне кажется, помнить, что главным социальным регулятором во все времена всё же является не само по себе юридически оформленное право, а тот лежащий в его основе нравственный закон внутри нас, о котором писал Иммануил Кант. Разрыв между правом и этим нравственным законом делает неработоспособными любые, даже юридически безукоризненные, правовые нормы. Каждое общество и государство – это сверхсложная система со своей совокупной специфической культурой, традицией, моралью, со всеми нюансами нравственного закона внутри нас.

Безусловно, во всех таких системах очень много общего, однако при валовом регулировании никогда нельзя упускать из вида то уникальное и особенное, которое присуще именно данной системе. Далее, нужно понимать, что любые реформы – это системные, социальные и государственные трансформации, которые неизбежно ставят под вопрос устойчивость системы к разрушению. Право – это всегда баланс гибкости и мощности регулятивных функций, но именно в периоды реформ категорически недопустимо отпускать правовые вожжи, то есть жертвовать мощностью правового регулирования в пользу так или иначе понимаемой гибкости. Мы на этом уже сильно обожглись в эпоху перестройки и постперестройки, потеряв единую страну и принеся неисчислимые беды её гражданам. Этот урок ни в коем случае нельзя забывать.

В.Зорькин: Правовые реформы – один из важнейших аспектов институционального оформления любых сколько-нибудь серьёзных социальных преобразований, причём оформления очень настороженного, продуманного и, подчеркну, обязательно опережающего.

И последнее. Как в массовом сознании общества, так и тем более в правовой системе категорически недопустимы противопоставления человека и государства, человека и гражданского общества, гражданского общества и государства. Целью и результатом нашего правового регулирования должна быть такая социальная ситуация, в которой гражданин, гражданское общество и государство существуют в неразрывном, конструктивном, синергийном единстве.

Сегодняшнее российское государство, осуществляя реформы, движется к тому, чтобы взять правовой барьер. Я надеюсь, с учётом мирового опыта и генералов юриспруденции Россия, на собственном горбу преодолевшая многие трудности и набившая шишки, выйдет на правильную правовую дорогу.

Спасибо.

Ведущий: Уважаемые коллеги, ещё одним постоянным партнёром форума является Международная ассоциация юристов. Два года на форуме ассоциацию представлял господин Акира Кавамура. В этом году на должности президента ассоциации его сменил Майкл Рейнольдс. Как практикующий юрист господин Рейнольдс специализируется в области антимонопольного законодательства, в том числе в сфере информационных технологий. А в качестве президента он активно продолжает работу по укреплению взаимодействия IBA (International Bar Association – Международная ассоциация юристов) с юристами по всему миру и, в частности, в странах БРИКС. Прошу вас, господин Рейнольдс! 

М.Рейнольдс (председатель Международной ассоциации адвокатских образований) (как переведено): Большое спасибо! Господин Премьер-министр, уважаемые коллеги, как президент Международной ассоциации юристов я должен сказать, что для меня невероятное удовольствие –принимать участие в третьем форуме. И я хочу поздравить вас – и Министерство юстиции, и организаторов этого замечательного форума с прекрасной работой, с тем, что вам удалось объединить такое количество великолепных юристов, академиков, исследователей, экономистов более чем из 16 стран мира. Но совсем немного городов есть в мире, как говорил Премьер-министр, которые столь же красивы и прекрасны для проведения конференции, как Санкт-Петербург. И особенно великолепно это здание, где мы проводим нашу конференцию.

Совсем недавно Американская ассоциация юристов на заседании совета директоров приняла решение в 2015 году провести заседание нашего совета здесь, в Петербурге. Это привлечёт основных специалистов и ведущих игроков правого поля сюда, в Петербург, и нам это чрезвычайно приятно. Я как представитель Американской ассоциации юристов должен постараться сказать что-то на вашем языке, хотя понимаю, что будет немало ошибок.

Господин Уинстон Черчилль, бывший премьер-министр Британии, говорил, что никогда нельзя отказываться от затеянного на основании того, что вы можете сделать какие-либо ошибки, всё равно нужно двигаться вперёд. Он говорил, что успех в политике выражается в том, что вы переходите от одной ошибки к другой ошибке, не показывая никакого проявления потери энтузиазма.

(Говорит по-русски): Это большая честь – участвовать в столь важной, престижной конференции в Санкт-Петербурге... Как президент IBA, я очень рад видеть здесь много российских юристов. Мы с удовольствием представляем четыре сессии от IBA на этом форуме. Желаю всем успешной конференции!

(Как переведено): Международная ассоциация юристов была основана в 1947 году в Нью-Йорке, в её создании принимали участие 34 национальные ассоциации юристов, и мы в 1980 году стали принимать в ассоциацию отдельно практикующих юристов. В 2013 году IBA состоит из 200 различных национальных ассоциаций юристов, юридических обществ из 160 стран мира. 50 тыс. частных членов работают у нас, наше членство распространяется на 170 ведущих юридических фирм мира. Сегодня в это число входят и юридические фирмы России.

Что же я вижу за время моей работы в IBA? В 1947 году очень большое количество юристов или ассоциаций юристов были европейскими и происходили из Европы или США. Сейчас мы видим огромный рост на рынке юридических услуг, видим огромный рост присоединения к нам юристов из стран БРИКС, из стран с развивающейся экономикой. Тогда возникает самый интересный вопрос: где страна, в которой наибольшее количество юристов в мире? США, скажут многие. Нет, Индия! 1,3 млн юристов в Индии. И вторая страна после Индии – это США, там где-то 860 тыс. юристов. И третьей в этом списке является Бразилия – 700 тыс. юристов там. Четвёртой, что любопытно, является Мексика, где юристов много, порядка 500 тыс., мне кажется. Ну а дальше мы очень близко подходим к Китаю (там стремительно растёт количество юристов, юридических фирм) и к России. И, действительно, на конференции, где мы работали вчера с Российской палатой адвокатов, господин Евгений Семеняко (президент Федеральной палаты адвокатов) сказал, что 20 тыс. российских юристов сегодня находятся в возрасте до 40 лет, то есть мы видим, что правовая среда очень стремительно меняется. Это юристы, которые очень активно задействованы в работе различных практических направлений Международной ассоциации юристов. Сюда входят и слияние, и приобретение, и интеллектуальная собственность, и антитраст. Есть направления, которые касаются профессиональных интересов, этики, есть направления, которые касаются становления и укрепления ассоциаций юристов во всём мире. И очень важная работа ведётся нашим институтом правозащитным, который в мире известен как институт, который защищает права частного человека и который укрепляет потенциал юридических ассоциаций в этой области.

С начала своей деятельности Международная ассоциация юристов была ориентирована на продвижение верховенства закона. Это действительно фундаментальное право граждан, их должно услышать судейское сообщество, с другой стороны, юристы должны действовать без всякого политического вмешательства. Фундаментально здесь речь идет об установлении хорошо отрегулированных условий для работы в рамках права. И наша ассоциация посредством своего объединённого опыта, а работаем мы через сеть юридических ассоциаций мира, смогла помочь многим юридическим ассоциациям в создании сильной системы внутреннего управления, в которую входит и установление крепких этических стандартов, и исполнение требований, которые являются справедливыми и прозрачными. Мы вырабатываем дисциплинарные правила и защищаем всех наших членов от преследования со стороны правительства, государства.

В течение многих лет мы видели, что качество работы юристов мира улучшается. Не всегда это было так. Когда-то, например, один персонаж у Чехова говорил, что врачи и юристы никогда не меняются, но юристы вас обкрадывают, а врачи вас обкрадывают и убивают. Я думаю, что с тех пор мы прошли немалый путь.

Юридическая профессия в России переживает крупнейшую реформу. Это имеет колоссальную важность и для нашей ассоциации. Мы работаем с Министерством юстиции России по проведению этой огромной работы. Эта крупнейшая реформа окажет очень сильное воздействие на российскую правовую среду, когда чёткий, хорошо отрегулированный статус юриста получит должное признание и будет опираться на работу ассоциаций юристов, которые в равной степени будут предоставлять защиту и помощь всем юристам. Мы будем базироваться на основных принципах применения юридической профессии, на них работают все юридические ассоциации: защита конфиденциальности клиента, конфиденциальность и подход к регулированию конфликтов интересов. Мы хотим поблагодарить Министерство юстиции за важную работу, которую вы провели, которая вносит огромный вклад в утверждение и укрепление верховенства права. Действительно, как уже было указано господином Премьер-министром, есть очень прямая и чёткая связь между верховенством права и экономическим развитием. Здоровая законодательная и судейская система, которая обеспечивает эффективность и транспарентность правовой среды, открывает двери для экономического благосостояния. Совсем недавно было сказано, что в контексте Европейского союза верховенство права и его исполнение напрямую связаны с процветанием экономики и с уверенностью в инвестициях в экономику.

В нашей ассоциации работают эксперты из 160 стран мира, все они являются ведущими лицами в своей области. Господин Премьер-министр говорил, что мы живём в глобализированном мире и наши действия, наши транзакции очень часто действительно глобальные, но право остаётся национальным, а управление правовыми рисками остаётся темой национального права. Именно поэтому сотрудничество между юристами различных юрисдикций имеет такое колоссальное значение. Это то, что мы стремимся максимально соблюсти в нашей ассоциации. Мы будем работать очень тщательно и тесно с различными службами, государственными органами, для того чтобы обеспечить максимальную профессиональную поддержку практикам нашей профессии и проводить юридические реформы, правовые реформы, которые, как сказал господин Премьер-министр, проходят и здесь, в России, для того чтобы укрепить правовую уверенность. Можно привести здесь такой пример: в рамках одного из заседаний, которые наша ассоциация проводит на этом форуме, мы очень тесно работаем с Федеральной антимонопольной службой Российской Федерации и стараемся привлечь сюда очень важных, ведущих международных сотрудников в области применения антимонопольного законодательства. Принципы защиты прав человека и укрепления независимых ассоциаций юристов во всём мире для нас имеют принципиальное значение, в особенности в обществах, которые пережили экономические, политические трансформации, тем более в определённых политических контекстах. Пример: сейчас у нас проходит тренинг для членов тунисской судейской системы, а также для парламентариев в столь различных странах, как Мозамбик, Великобритания и Ливан. В Афганистане в 2008 году наша ассоциация сыграла ведущую роль в установлении новой независимой ассоциации юристов, которая работает уже четыре года. И очень многие юристы Российской Федерации помогали и помогают нам в том, чтобы убедить афганских юристов, что им действительно необходима сильная юридическая ассоциация, которая будет иметь избранный сильный демократический совет. И сейчас мы горды тем, что 1,2 тыс. членов работают в рамках Афганской независимой ассоциации юристов.

Также мы утвердили делегацию Института прав человека в Мьянму, для того чтобы изучить состояние прав человека там. Я был в этой стране вскоре после визита президента, и увидел очень существенные вызовы, с которыми сталкивается ассоциация там, чтобы помочь действительно ввести основные принципы верховенства права и заставить функционировать гражданские институты в стране, которая с 1961 не имела этой возможности.

Для меня было очень большой честью совершить мой визит. Я был в прекрасном доме Аун Сан Су Чжи (бирманский и мьянманский политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира), которая лично объяснила мне, насколько велика сейчас потребность в Бирме в изменениях и введении крепких механизмов обеспечения верховенства права. Она рассказывала о том, что у судов нет ресурсов, что им не выдают ресурсы, как их действительно игнорируют и как молодые граждане не хотят становиться юристами, потому что к юристам применяется практически военный режим. Именно поэтому она просила проводить тренинги для судей, юристов, молодых юристов, равно как и оказывать материальную помощь судейской системе. Конечно, на основании всех этих запросов мы и действуем.

И в заключение. Российские юристы, российские юридические фирмы всё больше участвуют в международных транзакциях, тем более после вступления России в ВТО. Международная ассоциация юристов даёт этим юристам право работать с отдельными юристами из других юрисдикций в других частях мира, которые являются ведущими профессионалами в своих направлениях и могут поделиться своими ноу-хау. Здесь, в России, ассоциация организовала и продолжит организовывать большое количество конференций по арбитражу, антитрастовому управлению, слияниям и приобретениям. В Москве будет проходить очень важная конференция по управлению юридической фирмой, которая будет касаться основных тем руководства юридической фирмой, лучших практик руководства юридической фирмой: какие ошибки делались и что можно из них вынести на основании опытов в других точках мира.

И ещё раз хотел бы отметить, насколько мы активно поддерживаем реформу юридической профессии в России, над которой мы тесно работаем с Министерством юстиции. Реформы не всегда проходят легко и гладко. Пётр I, основатель этого города, был великим реформатором и однажды сказал (мне кажется, это было после того, как он побывал в Роттердаме и Амстердаме, чтобы понять, как строят корабли), он сказал: Я понимаю, что при тех огромных изменениях, которые я осуществил, я не смог изменить себя самого. И также Пётр Великий сказал: Судьба может быть с нами. Она может мешать нам на нашем пути, но она не может помешать нам двигаться.

И на этом я заканчиваю. Спасибо.

А.Вершинин: Большое спасибо, господин Рейнольдс. Я ещё раз благодарю всех участников дискуссии за очень содержательные и интересные выступления. И для заключительного слова я хотел бы пригласить Дмитрия Анатольевича Медведева.

III Петербургский международный юридический форум

Д.Медведева: Уважаемые коллеги! Темы, которые были подняты в выступлениях наших коллег, весьма и весьма разноплановые и интересные, хотя очень много было и объединяющих моментов, в частности дискуссия о роли принципа верховенства права, дискуссия о rule of law.

Она прослеживалась в выступлениях практически всех наших коллег – и господина Опстелтена, и господина Томка, и господина Рейнольдса, и в других выступлениях тоже звучала. Я думаю, что для нас, вне всякого сомнения, интересен любой опыт, тем более что мы вплотную начали заниматься этой проблемой сравнительно недавно – буквально 20 лет назад. И сейчас наша правовая система действительно находится в стадии очень бурного развития. Она подвергается критике, иногда абсолютно заслуженной, иногда совершенно незаслуженной, но в любом случае для нас такого рода выступления весьма и весьма полезны и интересны, потому что нам ещё очень многое предстоит сделать.

Вообще нужно признать, что многие вещи, которые нам, юристам, казались незыблемыми в прошлом столетии, в этом году, в прошлом году и, может быть, за период кризиса, – нам уже не кажутся такими незыблемыми. Но тем не менее есть всё-таки краеугольные юридические позиции, важнейшие фундаментальные ценности, которые, как мне представляется – и мне приятно было это слышать также от моих коллег, – не подлежат никакому переосмыслению и в нынешнем столетии. Например, принципы международного права. Человечество очень много потратило времени и сил в XIX веке и в ХХ веке для того, чтобы эти принципы создать, и, конечно, мы ни в коем случае не должны их похоронить, даже в период любых международных кризисов или по каким-либо другим причинам.

Мои коллеги (и спасибо им за внимательное прослушивание моего выступления) уловили то, что я хотел сказать о двух тенденциях, которые в настоящий момент борются в национальных правовых системах, а именно тенденция к национализации ряда вопросов и, естественно, тенденция к глобализации целого ряда проблем, которые существуют. Я не думаю, что одна из этих тенденций поборет другую, и не хотел бы, чтобы моё выступление воспринималось как заявка на то, что национальный тренд и национальные юрисдикции будут доминировать. Нет, конечно. Обе эти тенденции будут развиваться, но при понимании, конечно, что суверенитет государств никто не отменял и принцип государственного суверенитета остаётся одним из фундаментальных принципов международного права.

Наша Конституция достаточно молодая, Валерий Дмитриевич (В.Зорькин) об этом говорил (как он сказал – не как председатель Конституционного суда, а как учёный, но это трудно разорвать, во всяком случае я, прослушивая выступление Валерия Дмитриевича, понимал, что он выступает и как председатель Конституционного суда). В любом случае мы не должны раздёргивать Конституцию, мы должны внимательно изучать все конституционные процессы, которые в нашей стране идут, тем более что в мире есть блестящие примеры того, как долго работают соответствующие законы.

Господин Эндикотт (Т.Эндикотт – декан юридического факультета Оксфордского университета) говорил, вспоминал Habeas Corpus Act, который действует с 1679 года. Мне кажется, что в целом, несмотря на всю разницу наших правовых систем, это и для нас очень хорошая индикация того, каким образом должна развиваться правовая система. Хотя, конечно, я уверен, у самих британцев есть масса претензий к собственной правовой системе, а с другой стороны, есть масса возможностей для тех, кто занимается правовой практикой, зарабатывать деньги, помогая развивать эту систему.

Интересную цифру привёл господин Рейнольдс (М.Рейнольдс – председатель Международной ассоциации адвокатских образований), когда говорил про количество юристов, в частности в Индии. Честно говоря, я думал, что в нашей стране их уже больше, чем 1,3 млн, как в Индии, оказалось, что всё-таки нет. Могу по собственному ощущению сказать: наше юридическое братство, конечно, растёт очень быстро. Когда я уезжал из Санкт-Петербурга в Москву, у нас, по-моему, было два или три учебных заведения в Санкт-Петербурге (одно – то, которое мне является родным, моей альма-матер), а сейчас их порядка 50, наверное. Естественно, есть разница и в образовании. Нам всем нужно заниматься юридическим образованием, потому что мы все понимаем: от подготовки студентов на юридических факультетах очень многое зависит. Но в любом случае я уверен, что мы обязаны налаживать и международное сотрудничество в этой сфере, и мы обязательно этим будем заниматься, тем более что Россия сейчас находится не только в процессе преобразований ­– мы вместе с нашими партнёрами из Казахстана и Беларуси создали свою интеграционную систему, она ещё пока только развивается. Мы внимательно наблюдаем за тем, что происходит в Европейском союзе, будем стараться учиться на ошибках наших европейских друзей, чтобы их не совершать. А нашим европейским друзьям, естественно, желаем преодолеть ту сложную полосу, которая в настоящий момент есть внутри Европейского союза. Потому что, на мой взгляд, это всё равно очень хорошая идея – создать интеграционное объединение. Она принесёт и экономические плоды, и, конечно, ещё долгие годы будет служить своим государствам и своим народам.

Уважаемые друзья! Мне очень приятно, что мы с вами встретились на этой сцене, в этом зале. Я ещё раз хотел бы сказать, что уверен: дискуссии, которые здесь будут, сослужат хорошую службу и нашим правовым системам, да и просто нам самим, потому что юристам очень важно общаться, у нас специальность с вами такая. Всего вам доброго! До свидания!